cursor

Государство-убежище

cursor Мнения 2 Comments

Всем израильтянам знаком этот образ: государство, возникшее из пепла Холокоста, чтобы стать надежным убежищем выжившим. Никогда больше! — говорим мы миру, глядя, как проходят по улице усталые солдаты. Вот если бы нам Армию обороны Израиля в тридцать пятом, мы бы вам показали Нюрнбергские законы!..

Памяти р. Разиэля Шеваха

Думающий так связывает наши права на государство (и жизнь) с милостью окружающих народов (и, разумеется, не знает истории. Однако о декларации Бальфура мы здесь говорить не будем). Вот они нас почти убили — а вот ужаснулись, пожалели и дали страну.

Кроме того, что эта идеология унизительна, она порочна в долгосрочной перспективе, так как не несет морального заряда для далеких от Катастрофы поколений. И народы мира. к которым она апеллирует, ею уже наигрались: ну было, ну страшно, но давно. Хватит.
И уже снова ползет шепот: зажились жидки!

К сожалению, для нерелигиозного израильтянина этот парадокс неразрешим: без слова Бога у нас нет моральных прав на эту землю. Да и на любой другой наше существование оказывается зависящим от милости других народов. А они нам права на жизнь, как правило, не оставляют.
Бен-Гуриону приходилось трясти Библией, чтобы объяснить еврейские притязания на Святую Землю — и с ним соглашались!
Это раздвоение отрицания Торы и опоры на нее же тянется по сей день, и логического решения у парадокса нет.

Давайте посмотрим на происходящее сейчас вокруг Хават-Гилад.

Почти месяц назад террористы расстреляли раввина Разиэля Шеваха. Убийство члена поселения — потрясение для всех жителей, тем более когда речь идет о небольшом поселении. После того, как вырезали семью Фогель в Итамаре, их сосед, которому пришлось ходить на опознание, рассказал мне, что его жена уже месяц не может спать. Несколько семей тогда уехали из поселка, не выдержав психологической нагрузки. Правда, успехом террористов я бы это не назвал: на место выбывших приехали новые семьи, и в большем количестве. Почти всегда после терактов или разрушений поселения растут. Потрясение пробуждает в людях энтузиазм и желание отогреть заледеневший от шока кусочек земли.

…И вот вчера наше правительство объявляет, что, в качестве ответа на теракт, Хават-Гилад будет легализован. Депутаты наперебой кричат об этом достижении, записывая его в заслугу своим партиям. Аффилированные с национальным лагерем новостные агентства ликуют; прочие комментируют новость более сдержанно.

А я держусь за голову.
Дело в том, что наше правительство только что сказало вслух: легализация суть результат убийства.
Приготовьтесь, сейчас я скажу ужасную вещь.
Официальное признание поселения — это молох, требующий человеческих жертвоприношений.
Если до убийства легализовать было нельзя, а теперь сразу можно, значит, возможно все, даже и аннексия — только ради нее правительству потребуется гибель тысяч жителей.

Не подумайте, правители наши тоже не идиоты. Никто не назовет вещи своими именами. Нам скармливают идею, что это реальный ответ на террор, что террористы хотели нас запугать, а вместо этого мы только крепче держимся за свою землю…

Курам на смех.

Если бы мы могли — на национальном уровне! — держаться за землю, мы бы давно ухватились за нее так, что никакой террор и не пытался бы выбить ее из наших рук. Если бы не энтузиасты-поселенцы, а государство со всей его мощью сказало бы: ЭТО МОЕ! Мы, наследники праотцов Авраама, Ицхака и Яакова, пророков Моше и Аарона, царей Давида и Шломо, — мы возвратились по слову Творца Вселенной, чтобы вернуть себе свое…

Вот он, корень проблемы. Секулярный израильтянин не может позволить себе произнести вслух слова типа «Бог», «Тора», «пророки». Даже если он постится в Йом-Кипур (почти все постятся) — выговорить «Бог» все равно не получается.

А получается, что остается объяснять себе свое право на Землю не выдерживающей логического экзамена идеологией государства-убежища. Идеологией, не дающей сил неуверенным рукам.

Террористы — это лакмус, проявляющий, как хорошо видна со стороны наша национальная неуверенность в себе, в своих правах и поступках. Плевать им на узаконивание одного поселения. Они смотрят глобально: если мы не берем всего, если готовы отдавать земли в обмен на непрочное замирение, значит, отдельные узаконивания ничего не стоят.

На Востоке с неуверенного возьмут не только три цены, но и последнюю рубашку. А слабого поставят на колени и отрежут голову.

А мы тут строим еврейское демократическое государство всех граждан на завещанной Богом земле. И сами не знаем, как объяснить этот набор слов.

Вот и кидает наших правителей, не имеющих точки опоры.

То ли кормчие ворочают тяжелое кормило, то ли кормило под напором волн таскает корабельщиков по палубе.

А мы сидим в трюме среди канатов, крыс и гнилой картошки, и ждем куда вынесет.

Нетанель Бунимович

ТЭГИ: