Александр Гольденштейн
Александр Гольденштейн

Куда податься светскому еврею…

Александр Гольденштейн Мнения 1 Comment

priblizhennie-k-netaniyagu-poluchili-sotni-tisyach-shekeley-za-rabotu-na-viborah---

Зеэв (Владимир) Жаботинский, идеолог ревизионистского движения в Эрец-Исраэль и духовный отец двух израильских партий – «Ликуд» и НДИ – сформулировал почти сто лет тому назад главное кредо правого лагеря: консерватизм и либерализм.

Как консерватор, он ставил во главу угла закон и порядок, был против революций, во имя собственного блага и на благо общества. Как либерал, он верил свободу слова и религиозную терпимость, а также в сведение к минимуму вмешательства государства в частную жизнь граждан. Жаботинский уважал еврейские традиции, но был светским человеком; считал, что «Тора несет в себе возвышенные и священные истины», но подчеркивал, что воспитывался в духе рационализма, и был далек от мракобесия.

Несмотря на то, что около 50% правых – люди светские (опрос института «Маагар мохот», декабрь 2012-го), национальный лагерь, за исключением партии НДИ, их практически не замечает. «Ликуд», в котором когда-то задавали тон светские люди, становится все более религиозной партией. Именно новый «Ликуд» угрожает партии ШАС, которая, по последним опросам с трудом проходит  электоральный барьер – религиозные сефарды голосуют за партию власти. «Еврейский дом» традиционно работает на поселенцев и «кипот сругот», ЯХАД во главе с Эли Ишаем – на религиозных крайне правых, а «Зеут» Моше Фейглина – человека по-настоящему либерального и образованного – тоже обращается к религиозному населению.

Светские правые с уважением относятся к Торе и традициям, хотят жить в Еврейском государстве, и верят в «хадар» Жаботинского. Напомню, что сам Жаботинский писал о смысле этого термина так: «Хадар – еврейское слово, почти не поддающееся переводу на другие языки. Оно включает в себя около дюжины разных значений: внешняя красота, великолепие, гордость, гуманизм, преданность… все представления о благородстве духа, рыцарстве, возвышенной красоте- заключены в этом слове». Однако они остаются светскими людьми, которым претит тот факт, что государство диктует им на ком и как жениться, когда и что есть, когда работать и когда отдыхать. Яркий пример, от которого хочется смеяться и плакать одновременно: открытый в субботу «Макдональдс» продает в Песах гамбургер с сыром, но в пресных булочках – потому что государство запрещает торговать «хамецом». О парах, вынужденных сочетаться браком за границей, об отсутствии общественного транспорта по субботам, а также о легионах надсмотрщиков за «кашрутом» пишут и говорят десятилетиями, но воз и ныне там.

Светскому правому практически не за кого голосовать. О каком «хадаре» может идти речь в «Ликуде» последних лет? Партия, в которой правят бал  Дуди Амсалем, Мири Регев, Мики Зоар, Давид Битан, Ярон Мазуз, Жаки Леви и прочие популисты-крикуны, гордящиеся тем, что лет десять уже не брали книгу в руки. Знакомый тель-авивский «ликудник» с 40-летним стажем сказал мне как-то, что голосовать за эту партию он не может. По его словам, это не «Ликуд» Бегина, это не ревизионисты Жаботинского, это какой-то «восточный базар». Видя такие настроения,  министр транспорта Исраэль Кац – метящий, напомню, в премьеры – вспомнил несколько месяцев назад о том, что учился в йешиве. «Моя предвыборная программа – ТАНАХ», заявил он, отметив, что общественный транспорт по субботам не пустит  и работы по ремонту железной дороги в святой день тоже не разрешит. Стойте в пробках всю неделю, но в субботу работы вестись не будут!

«Ликуд» последних лет – это партия за которую все меньше голосуют ашкеназы, тем более светские. Обвинять меня в расизме не надо, это демографы и социологи – в том числе и Авраам Дискин и Йоэль Таманлис – публикуют такие данные. Нет ничего плохого в том, что сегодня тон в «Ликуде» задают люди верующие (Кац, Эдельштейн, Элькин) и сефарды из периферии. Половина правого лагеря – люди верующие  и «Ликуд» стал их основным политическим домом. Но светским людям в нем неуютно.

«Ликуд» всё дальше отдаляется от идей Жаботинского и во всём, что касается вмешательства государства в частную жизнь граждан. В годы правления «Ликуда» не было сделано ровным счетом ничего, чтобы остановить зарвавшиеся профсоюзы, монополии и картели. Страшная бюрократия привела к тому, что Израиль занимает 54-ю строчку в рейтинге Doing business Всемирного банка – куда ниже Руанды, РФ и Казахстана, например. Профсоюзы тормозят прогресс, всевозможные сельскохозяйственные лобби всеми силами (и довольно успешно) борются с импортом европейских продуктов, из-за чего цены в израильских супермаркетах приводят рядового немца или грека в состояние шока. Раздутый госаппарат, бюрократия, могущественные профсоюзы – все это никак не увязывается в нашем понимании с идеалами правого лагеря, с капитализмом и свободой предпринимательства.

«Ликуд» сам виноват в том, что произошло. Поколение «принцев-файншмекеров» — людей образованных и светских, но импотентов во всем, что касается  претворения своих идеалов в жизнь – десятилетиями обещало правым одно, а делало другое. Рядовой сторонник партии раз за разом голосовал за одно, а получал другое. Дан Меридор, Бени Бегин, Реувен Ривлин, Рони Мило, Ципи Ливни и многие другие раз за разом избирались в Кнессет, но бороться с засилием левых в госаппарате, в Верховном суде и в академии были не готовы. Вот и уступили они свое место новым «ликудникам» — крикунам, грубиянам, горлопанам и необразованным популистам. Журналисты, в большинстве своем принадлежащие к противоположной политической стороне, от этого в восторге – каждое интервью Орена Хазана или Мики Зохара это сенсация и скандал. Глупые, наглые и зачастую бессвязные высказывания превратили их в любимцев прессы, и они стали «лицом Ликуда». С ними не скучно – но стыдно.

Светские правые – почти 30% населения, около 35-40 мандатов. Если бы они голосовали за одну партию, то эта партия стала бы самой большой в Кнессете. На следующих выборах за их голоса будут бороться «Ликуд», НДИ и «Еш атид», которая правой партией не является, но зато представляет интересы светского населения. Если Яир Лапид и Авигдор Либерман смогут усилить свои списки достаточно известными светскими консерваторами, для которых «хадар» Жаботинского не является пустым словом, то «Ликуду» придется не сладко.

И последнее: в последние годы наше политическое руководство окончательно утратило основные ориентиры национальной политики. Почти все министры и депутаты полностью подчинили свою деятельность соображениям электоральной выгоды, а решения принимают исходя из результатов последних опросов. В этот идеологический вакуум хлынули крикуны и горлопаны, карьеристы и авантюристы. Если правый лагерь хочет остаться у власти, ему необходимо вновь обратить своё взор на труды Жаботинского, а также привлечь в свои ряды образованных светских людей, готовых бороться – и не только на словах – за консервативные и либеральные ценности.

ТЭГИ: