cursor

Либерман: Чего от нас хотят и что получат

cursor Мнения 0 Comments

Последние события на границе с сектором Газы так всколыхнули мировое сообщество, что оно устроило заседание Совбеза ООН для осуждения Израиля в день важнейшего еврейского праздника Песах. Это не только цинично, но и символично.

Если разбередить болото, вся грязь, которая таится в спокойное время под слоем воды и тины, всплывает наружу. Так и произошло. И раз уже случилось – не будем брезгливо отворачиваться и зажимать нос, проникнем в суть, сколь неприглядна и не благоуханна она бы ни была.

В чем заключаются обвинения Израиля в отношении палестинцев и конкретно сектора Газы? Их можно свести к трем основным пунктам.
Первое. Для решения проблем сектора требуется политический процесс, которого Израиль – как принято утверждать — избегает.

Второе. Население сектора Газы в ужасающем положении: анклав находится на грани гуманитарной катастрофы, и люди лишены перспектив на какое-то улучшение ситуации, они в отчаянии и от безвыходности готовы на все.

Третье. Израиль ведет себя как жестокий завоеватель. Что подтвердилось в минувшую пятницу, когда ЦАХАЛ использовал огонь на поражение для подавления легитимного протеста жителей сектора, фактически расстрелял мирную демонстрацию безоружных людей.

Нет сомнения, что именно эти претензии будут выдвинуты нашей стране, в том числе специальной комиссией, которую намерена создать ООН. Израиль не собирается с ней сотрудничать. Я уже дал соответствующее распоряжение армейскому командованию. Нам расследовать нечего, нас расследовать некому, а предполагаемые обвинения готов опровергнуть уже сейчас – конкретно, по каждому пункту.

Пункт первый. О политическом процессе

Обвинять именно Израиль в отсутствии политического процесса можно только на основе избирательно короткой памяти, характерной для мирового сообщества, и полном игнорировании исторических фактов.
Израиль инициировал и предпринял по крайней мере два беспрецедентных политических шага для урегулирования палестино-израильского конфликта.

Во-первых — «соглашения Осло», заключенные ровно 25 лет назад, чтобы положить конец конфликту ценой громадных уступок со стороны еврейского государства. Именно эти соглашения позволили вернуться Арафату и его террористической банде на палестинские территории, в том числе в сектор Газы.

Во-вторых – одностороннее размежевание с сектором, проведенное 11 лет назад. Израиль тогда эвакуировал 21 цветущее поселение, выселил 10 тысяч жителей, отступил к границам 1967 года до последнего миллиметра. 11 лет там нет ни одного израильтянина, ни одного израильского солдата, ни одного «оккупанта». Чистый эксперимент.

Оба эти драматических политических шага не только не привели к разрешению конфликта, не только не приблизили его – они его усилили, обострили и углубили. Особенно в секторе Газы, где создано фактически исламистское квазигосударство под властью ХАМАСа — террористической организации, уставной целью которой является уничтожение Израиля.

Пункт второй. О гуманитарной ситуации в Газе

Она там действительно тяжелая. Гигантская безработица, электричество подается на несколько часов в день, водные источники засорены, очистные сооружения пришли в негодность, в больницах остро не хватает медикаментов. Но все это – результат 10-летнего правления ХАМАСа.

В прошлом году хамасовская администрация израсходовала 260 млн. долларов на прокладку террористических тоннелей и производство ракет. Этих денег вполне хватило бы для восстановления инфраструктуры, бесперебойного снабжения населения электроэнергией и лекарствами. Но на гражданские цели не было потрачено ни шекеля. Все, что у него есть, ХАМАС тратит лишь на подготовку новой войны с Израилем и теракты.

Только на проведение акции по штурму израильской границы в минувшую пятницу – «марш возвращения» — ХАМАС израсходовал 17 млн. долларов. Выбросил за один день без сожаления – таков порядок приоритетов.
Гуманитарная ситуация в Газе еще более ухудшилась в последнее время отнюдь не по вине Израиля, через который беспрепятственно поступают в сектор все основные товары и материалы.

«Старший брат» ХАМАСа – администрация Абу-Мазена – ввел против режима Газы санкции из-за внутрипалестинских разборок. Раньше перечислял по 100 млн. долларов в месяц из поступающей в ПА международной помощи, а теперь дает меньше 50.

ХАМАС отреагировал на это сокращение довольствия, как в том русском анекдоте: «Папа, теперь ты будешь меньше пить? – Нет, сынок, теперь ты будешь меньше есть!» Сократил подачу электричества жителям Газы и оставил больницы без лекарств, а темпы рытья тоннелей и производство ракет не уменьшил. Вот и на одноразовую акцию 17 млн. нашлось.

Все, чего добивается ХАМАС громкими протестными акциями, — не улучшения гуманитарной и экономической ситуации в секторе. Его цель — перевод под свой контроль КПП на границе с Израилем, чтобы обеспечить беспрепятственный и бесконтрольный провоз вооружений, боеприпасов, материалов и оборудования для прокладки тоннелей и производства ракет, а также переправку боевиков. ХАМАС намерен создать в анклаве военную базу Ирана.

Ожидать и требовать от Израиля, чтобы он обеспечил условия для этого и финансировал этот процесс (а именно так обстоит дело!) – бессмысленно и бесперспективно.

Пункт третий. О «мирной демонстрации»

Не было никакого стихийного народного протеста доведенных до отчаяния палестинцев. Никакой мирной демонстрации масс. Была тщательно организованная, широко проанонсированная военная провокация ХАМАСа по прорыву израильской границы, разрушению забора безопасности, специально приуроченная к празднику Песах – для большего психологического эффекта.

ХАМАС провалился по всем статьям. Вместо широко разрекламированного «марша миллионов», громогласно обещанной стотысячной толпы ему удалось вывести на провокацию около 40 тысяч. Среди них не было ни одного человека с улицы – простых жителей Газы и обитателей лагерей беженцев.

Все участники – боевики ХАМАСа, служащие гражданских структур — «бюджетники», получающие зарплату от администрации ХАМАСа, и члены их семей. Они там находились по принуждению – их свезли в палаточные городки «протеста» по предложению, от которого они не могли отказаться.

Из 16 погибших от огня солдат ЦАХАЛа не менее 11 – хорошо известные боевики, члены военного крыла ХАМАСа.

Задача, которая стояла перед ними – проникнуть через границу и сорвать израильтянам празднования Песаха, – была сорвана профессиональными, четкими действиями ЦАХАЛа. Израильтяне провели пасхальный седер мирно, спокойно и весело, как и полагается по веками заведенному ритуалу. На следующий день я побывал в приграничных поселениях у сектора Газы. Люди гуляли, праздновали, принимали гостей, приехала масса туристов.

У ХАМАСа не получилось ничего и не получится никогда. Единственный его успех был достигнут не на границе с Израилем, а вдалеке от нее – в ООН. Там, подчиняясь графику палестинских провокаторов (и видимо, рассчитывая на большее число жертв и более широкий размах беспорядков), поспешили собрать заседание Совета Безопасности как раз в первый день Песаха. А сейчас формируют комиссию по расследованию правомерности действий израильской армии.

Более полумиллиона жертв в Сирии, сотни тысяч жертв в Йемене, Ливии, Судане не потребовали создания специальных комиссий. А филигранные, осторожные и целиком оправданные действия Израиля по защите своей границы, приведшие к гибели нескольких боевиков, надо срочно и строго проверять. Это верх лицемерия, цинизма и двуличия.

Требования создать комиссию, пойти на немедленные уступки террористическому режиму звучат и в Израиле – со стороны главы партии МЕРЕЦ, например, место которой не в Кнессете, а в палестинском парламенте.

Ничего не поможет ни тем, ни другим, ни третьим. Правила игры изменились. Проверенная тактика палестинских стратегов – подставить толпу под удар, предъявить жертвы, вызвать международное давление, после которого ЦАХАЛу свяжут руки, а Израиль заставят пойти на уступки, — больше не работает.

Задача армии – защищать границы Израиля, и она будет это делать всеми имеющимися у нее средствами. На следующую провокацию мы ответим с еще большей силой. Это часть новой концепции национальной безопасности, принятой нами почти два года назад. Суть ее – в жестком ответе на любые попытки врага проверить нас на прочность. Армии дан приказ действовать в соответствии с этой линией.

Мы вышли из Египта, чтобы прийти на свою страну, мы вернулись в нее, чтобы остаться здесь навсегда, мы сумеем ее защитить от кого бы то ни было. Шансов ни у кого из них нет.

Авигдор Либерман, министр обороны Израиля

ТЭГИ: