Леонид Луцкий
Леонид Луцкий

Недержание

Леонид Луцкий Мнения 0 Comments

Военно-политический кабинет, он же «узкий», то есть по вопросам безопасности, призван решать стратегические и тактические задачи, определяющие действия армии, полиции и спецслужб во время войны и, в наших условиях, довольно хрупкого мира.

По логике министры – члены узкого кабинета должны соблюдать абсолютную секретность и, как мне кажется, не только на время своей каденции, но и целого ряда лет, независимо от того, к какому лагерю они примыкают и как сегодня борются за власть. Такова мировая практика, гриф «Совершенно секретно» должен надолго запечатать рот тому, кто вчера коллективно принимал судьбоносные решения, а сегодня со скамьи оппозиции разоблачает своих «бездарных и некомпетентных коллег». Это буквальная цитата из многочисленных заявлений бывших членов узкого кабинета. Простить и оправдать этих людей нельзя, но, по крайней мере, можно понять причину прорыва этого фонтана уязвленного красноречия. Дескать, доруководились без меня, провидца! Слив же секретной информации в прессу на следующий день после принятия секретного решения, по горячим следам, не поддается никакому разумному объяснению. Члены узкого кабинета озабочены не безопасностью граждан, а своей должностью в следующем правительстве, а придя на заседания этого, держат наготове в кармане арбузные корки для соперников. Умри сегодня, а я завтра. Просто дичь!

Аналогичным образом сливаются секретные доклады различных комиссий, отчеты государственного контроллера, анализирующие допущенные ошибки и промахи в ходе военных операций. Госконтролер вступая в должность торжественно заявляет в Кнессете: «Я торжественно обязуюсь хранить верность государству Израиль и его законам, а также преданно исполнять свои обязанности в качестве государственного контролера». А хранить военные и государственные тайны он не обязуется, поскольку нет такого закона. Никакой четко прописанной ответственности, выходит, не существует. Отчет Йосефа Шапиро с критикой действий руководства страны, министра обороны, начальника Генерального штаба и других ответственных лиц во время операции «Нерушимая Скала» в Газе летом 2014 года был мгновенно слит в прессу. Нашим врагам осталось только потратиться на газеты. Аналогично сливались с началом Второй Ливанской войны 2006 года все решения узкого кабинета, и доклад судьи Винограда тоже мгновенно стал достоянием не только израильской общественности. Детальный отчет о туннелях в Газе со схемами и планами к возмущению министра обороны Либермана в первых числах этого года был подробно изложен в СМИ.

Интересно, как можно сохранить агентов, если их агентурные данные тут же становятся пищей для политических баталий и сведения счетов, зарабатывания очков?

Так было с Войны Судного дня, растиражированные отчеты комиссий, подобно волчьим ямам, были вырыты исключительно с целью заманить туда политического конкурента и там окончательно завалить под улюлюканье падкой до сенсаций прессы. А прессу винить нечего, это их работа и их секретные источники информации. По законам демократической страны имеют полное право. Но заинтересованные уши всегда видны. Кто что сказал и что за этим кроется? И никакой ответственности за разглашение. Мы помним отчеты комиссий Аграната, потом Каана, следом Винограда. Это выглядит уже узаконенным способом сведения счетов. Помимо прямого ущерба нашей безопасности, критика действий армии и спецслужб дает восхитительную почву для анализа, противодействия и пропаганды всем врагам и ненавистникам Израиля. Честно говоря, с такими защитниками интересов страны и врагов не надо.

Каждое заседание узкого кабинета немедленно становится достоянием широкой общественности. Координатор действий в Иудее, Самарии и в Газе генерал-майор Йоав (Поли) Мордехай только успел предложить, а правительство утвердить сокращения электроснабжения сектора на 35 %, как на следующее утро началось общественная полемика вокруг этого решения. Сама проблема незамысловата: Рамалла не хочет оплачивать комфорт сидящего под кондиционером ХАМАСа, а это 25 миллионов шекелей из общего объема поставок на 65 миллионов. Нам этот палестинский клинч только на руку. Вот вам и способ продемонстрировать, что без лояльности нет света и телевизора. Абу-Мазен не бог весть какой друг, но зачем его подставлять в то время, когда его Трамп наклоняет? Благодаря сливу сердобольных радетелей палестинского человека из узкого кабинета, левые в прессе теперь внушают: отключение электричества приведет к очередному взрыву террора против нас. А по мне — только приблизит смену власти в Газе, там тоже хотят футбол смотреть, как на Западном берегу.

Яйца, доложу вам такой деликатный предмет (особенно мелкие), что некоторые, мечтая их сохранить, раскладывают оные по разным корзинам. Чтобы потом сказать: «А я предупреждал».

Еще один свежий пример: 11 числа военно-политический кабинет обсуждал план министра транспорта Исраэля Каца по созданию у берегов сектора Газы искусственного острова с портом, который будет контролироваться международными силами. А 12-го в газете «Гаарец» уже появилась подробная информация о том, кто из министров-гуманистов был «за», кто «против» и почему такую «хорошую» идею отклонили. Может, стоит секретные заседания узкого кабинета просто показывать по телевизору?

Дошло до того, что премьер-министр всеми силами пытается сузить свой узкий кабинет и принимать важные решения в еще более узком кругу. Он не доверяет собственным министрам, разглашающим государственные секреты и организующим утечки, протечки и регулярные сливы в прессу.

Вот министр обороны предлагает регулярные проверки членов узкого кабинета на детекторе лжи. Вероятно, в сложившейся ситуации это единственный выход. А законодательно обязать хранить государственную тайну нельзя? В рамках какой присяги или обязательства под расписку члена узкого кабинета, государственного контролера, председателя и члена очередной комиссии. Типа: «Если я нарушу, пусть меня постигнет суровая кара, всеобщая ненависть и презрение налогоплательщиков».

На ум приходят кадры из старых советских фильмов о разведчиках. Проверка на полиграфе и допрос с мордобоем:

— Кто с тобой работает, говори, кто с тобой работает?

И тут он колется:

— Мои советники по пиару, консультанты, партийные идеологи, весь предвыборный штаб, который я завтра разверну в борьбе за премьерское кресло, моя пресс-служба и дружественные мне СМИ.

ТЭГИ: