cursor

Новая угроза на севере Израиля: готов ли ЦАХАЛ к масштабной войне

cursor Мнения 2 Comments

На днях министр обороны Авигдор Либерман представил свою военную доктрину: реорганизация командования сухопутных войск и увеличение арсенала высокоточных ракет. Возникает вопрос — что именно не устраивает министра в существующей системе и почему.

В последнее время резко увеличилось количество угроз для Израиля в регионе. С самого начала «арабской весны» Россия встала на сторону шиитских сил в их противостоянии с суннитами. Иран и Россия теперь активные союзники в Сирии и за ее пределами, и вовлечение в этот союз Ирака вполне вероятно. Это означает, что нам противостоит широкий и непрерывный «шиитский пояс», протянувшийся от Ирана через Ирак и Сирию к Ливану. Вплетение в этот «шиитский пояс» России в корне меняет геополитическую ситуацию в регионе.

 

Для противостояния этим и другим вызовам необходимо существенно реорганизовать сухопутные войска. Либерман в первые полгода активно занимался изучением системы своего нового ведомства, которое шло в очень интенсивном и ускоренном режиме. Одновременно он также провел консультации с генералами запаса, бывшими начальниками Генштаба, бывшими генералами и сотрудниками сил безопасности.

 

Один из главных выводов, к которому Либерман пришел в результате «учебы» — необходимость широкомасштабной реформы командования сухопутных

 

войск. Реформа пехотных соединений позволит Израилю эффективно противостоять все усиливающейся угрозе на северной границе – угрозе со стороны «Хизбаллы». Вдобавок к активным бомбардировкам позиций террористов на территории Сирии, которые происходят, судя по иностранным источникам, Израиль должен быть готов к сухопутному вторжению на территорию Ливана.

 

В хаосе, порожденном «арабской весной», сейчас вырабатывается новый альянс, бросающий серьезный вызов западному проекту демократизации Ближнего Востока – это альянс России, Турции, Ирана и Ирака. В создании и укреплении этого альянса ключевую роль играла «Хизбалла», которая, с одной стороны, активно пособничала России и Ирану в достижении их целей в Сирии, а, с другой — служила предметом постоянных трений России с США и Израилем.

 

Следует отметить, что Россия закулисно делала все, чтобы защитить «Хизбаллу» в обсуждениях Совбеза ООН в сентябре 2017 года, когда решался вопрос пролонгации мандата войск ЮНИФИЛ – миротворческих сил ООН в Южном Ливане. Эта террористическая группировка нужна русским как стратегический партнер в деле сохранения контроля над территориями, отбитыми у ИГИЛ. Есть мнение, что в силу того, что в Ливане столь явно сталкиваются интересы России и Саудовской Аравии, Россия окажет «Хизбалле» такую же помощь и содействие, как Саудовская Аравия оказала в свое время отрядам «Джубхат ан-Нусра» в Сирии. Это не может оставить Израиль равнодушным, и соответственно, сухопутное вторжение на территорию Ливана становится потенциально возможным сценарием.

 

Основной вопрос: готов ли сегодня ЦАХАЛ противостоять тем вызовам, которые встанут перед ним, если на северной границе произойдет ухудшение ситуации. В последнее время многие военные аналитики утверждают, что следующий конфликт на Севере может вполне стать «Первой северной войной». В будущей конфронтации Израилю не будет противостоять Насралла в гордом одиночестве. Вместе с ним в конфликте будут участвовать также силы Асада, Корпус стражей исламской революции Хаменаи, шиитские милиции, и все, кто еще присоединится к этой далеко не дружественной нам компании.

Стоит отметить, что у Либермана есть кандидат на пост главы командования сухопутными войсками: уходящий с поста командующего Центральным военным округом генерал-майор Рони Нума. По мнению министра обороны, самый важный род войск в армии – сухопутные. И хотя на данном этапе должность командующего этими войсками воспринимается как серая, кабинетная и бесславная, и никто из видных генералов не заинтересован брать ее на себя, Либерман твердо настроен это изменить.

Тут возникает еще одна проблема – срок службы. Либерман уже неоднократно высказывался на тему того, что сокращение срока службы в боевых частях очень сильно ограничивает оперативные возможности ЦАХАЛа. Пилоты в ЦАХАЛе проходят интенсивную подготовку, однако после этого армия может задействовать их в течение семи лет. В пехоте армии требуются два года, чтобы подготовить отличного бойца подразделения «Голани». И в конце у армии остается всего лишь около года, чтобы использовать его потенциал, а если срок службы будет сокращен, то около полугода.

Второе важнейшее направление — это ракетное вооружение армии. У Израиля есть великолепные ракетные технологии, Израиль продает «высокоточные» ракеты в различные страны мира и пришла пора, чтоб и наше государство воспользовалось этими технологиями. Цели, которые поражаются около Дамаска под покровом ночи, могут вполне успешно уничтожить ракеты, и нет никакой необходимости проводить сложную и опасную операцию ВВС, которая сопряжена с огромным количеством трудностей.

В прошлый четверг по указанию министра обороны был выделен первый пакет финансирования стоимостью в полмиллиарда шекелей на закупку таких ракет. В ближайшие годы Израиль должен будет приобрести большой ракетный арсенал, что поможет «разгрузить» систему и позволит ВВС выполнять более сложные и более важные задачи.

Оборонное ведомство — одно из самых непростых в управлении. Размер его бюджета один из самых больших, уровень ответственности — один из самых высоких, а деятельность его сосредоточена на вопросах жизни и смерти. Будем надеяться, что новая доктрина Либермана действительно поможет оздоровлению армии и позволит предотвратить гибель как военнослужащих, так и гражданского населения в следующем конфликте.

Д-р Евгений Клаубер, политолог

ТЭГИ: