Александр Гольденштейн
Александр Гольденштейн

Предательство как категория нравственности

Александр Гольденштейн Мнения 11 Comments

eksministr-oboroni-idet-v-politiku--vmeste-s-poselencami

Моше (Буги) Яалон, бывший министр обороны, уже год с небольшим сидит без работы.

Время от времени он рассказывает как скоро создаст партию, за которую проголосуют все «честные» представители правого лагеря. Но так как партий у нас много, а интерес к экс-политикам угасает быстро, то время от времени он вспоминает о старых добрых временах, когда и армия у нас была прекрасной, и солдаты были без страха и упрека, не то что сейчас. Вот только иногда заносит бывшего начальника генерального штаба…

Утром 12-го июля я с удивлением и, признаюсь, возмущением, смотрел интервью, которое дал Яалон всемирно известной журналистке Кристиан Аманпур на телеканале CNN. О том, как любят на этом телеканале Израиль, известно, полагаю, если и не всем, то почти всем. Но Буги уже поднадоел местным СМИ, а тут такая возможность – беседа с самой Аманпур, командором Ордена Британской империи, одной из ста самых влиятельных женщин в мире по версии Forbes. Не каждый день на тебя обращают внимание столь известные журналисты. И Остапа, то есть, Яалона, понесло…

Яалон начал с того, что выразил уверенность в том, что против премьер-министра Биньямина Нетаниягу вскоре будет подано обвинительное заключение. Посудите сами, ведь допрошенный по т.н. «Делу 3000» (дело о закупке немецких субмарин) адвокат Давид Шимрон – двоюродный брат Нетаниягу. А, значит, Нетаниягу должен пойти под суд. Так говорят «прогрессивные» СМИ, а вслед за ними и Яалон. Что же касается следствия, то оно бывшего министра не волнует. Он – сам по себе следователь самых честных правил, и он уже всё решил. Биби – под суд.

До недавнего прошлого, напомним, Яалон защищал Нетаниягу с пеной у рта. Потому что пост министра обороны – это самый почетный пост в правительстве. Но в мае 2016-го премьер решил отдать этот пост Авигдору Либерману. Армия, как ни странно, не развалилась; на юге страны беспрецедентная тишина; даже месяц Рамадан вышел относительно спокойным и был омрачен лишь терактом, в котором погибла Хадас Малка. То есть, есть жизнь и без Буги. Получается, что при Либермане на столь ответственном посту страна чувствует себя никак не хуже, чем до него. А Либерман, напомним, не был начальником Генштаба. Этот когнитивный диссонанс наводит Яалона на мысль, что Нетаниягу надо отдать под суд. Логика бывшего кибуцника.

Увидев настрой собеседника, Аманпур поняла, что следует ковать железо пока оно еще горячо. И она задала вопрос о том, что думает Яалон о том ужасном случае, когда «израильский солдат застрелил раненного палестинца». Знала, с кем говорит, на то она и Аманпур.

Яалон, даже не заметив подвоха, сразу же начал вещать о великих и вечных «ценностях». Его тезис известен – солдат Элеор Азария совершил ужасных грех, наша армия должна быть самой нравственной. В целом, его право так думать, но как точно подметил доктор Ран Барац, экс-советник Нетаниягу по связям с прессой, в первую очередь Яалон должен был думать не о себе-прекрасном, и не о том, чтоб понравиться иностранным журналистам. В первую очередь он должен был жестко ответить: Азария выстрелил в террориста. Не в бедного ребенка, не в упавшую посреди дороги старушку. Этот террорист ранил за несколько минут до этого солдата, друга того самого Азарии. Но Яалон этого не сделал. Ему было важно показать, что он, опять же, самых честных правил, а вот Азария, как и все поддерживающие его, это отщепенцы. И если он, Яалон, не пойдет в политику, и не спасет израильтян от них самих, то гореть им в геенне безнравственности аж до самого Судного дня.

Любой уважающий себя гражданин Израиля, дающий интервью иностранным СМИ, и уж тем более – на английском, и уж тем более – мастерам «фейк-ньюз», должен помнить, что в первую очередь он — израильтянин. И только потом – человек, у которого, возможно, есть разногласия с премьером. Или с солдатом и его адвокатами. Или с тем, кто занял столь милое ему кресло. Либо он вливается в анти-израильский дискурс, либо отстаивает интересы своего народа.

Но Буги об этом не помнит. Он не поправил Аманпур, не сообщил о том, что даже если Азария и нарушил закон, то судить его будем мы, а не иностранные СМИ. Не заявил также о том, что подобные случаи – это редкость. Яалон набрал полную грудь воздуха и начал вещать о том, что он, будучи человеком очень нравственным (не то, что некоторые), никак не может согласиться с поведением солдата.

Мы, израильтяне, можем поддерживать Азарию, а можем и считать, что он не должен был стрелять в террориста. Мы также можем поддерживать Нетаниягу и Либермана, а можем и не соглашаться с ними. Но мы, израильтяне, не можем простить тех, которые водят хоровод, взявшись за руки с антисемитами, псевдо-либералами и просто подонками. Таковы наши ценности, которые,увы, не всегда понятны бывшим генералам.

Израильтяне не простят это Яалону, и не важно, кто присоединится к его партии – правому лагерю такие представители в Кнессете не нужны. Не нужны они и уважающим себя центристам, и даже левым сионистам. И получается, что Буги в собственных глазах – нравственный, наверное, и хороший человек, чуть ли не единственный праведник в Содоме. А в глазах общественности – ренегат.

ТЭГИ: