cursor

В рай небесный через рай земной

cursor Мнения 1 Comment

Государство, парадоксальным образом, не только не удерживает потенциальных «шахидов» от террора, но подталкивает их к террору.

Сразу же после резни в Халамиш министр обороны потребовал ввести смертную казнь для террористов. Либермана поддержали лидеры «Еврейского дома» Нафтали Беннет и Аялет Шакед. Одед Форер (НДИ) призвал юридического советника правительства Авихая Мандельблита и главного военного прокурора Шарона Афека включить в обвинительное заключение требование о смертной казни.

В прошлом Либерман настаивал на смертной казни террористам, но не получил поддержки Кнессета (Израиль относится к небольшой группе стран, включая Японию и Южную Корею, где смертная казнь существует, но не реализуется на практике).

Это предложение было встречено в штыки. Аргумент противников такого шага:

— во-первых, казнь наделит арабских террористов ореолом мучеников, к чему они, собственно, и стремятся.

— во-вторых, она противоречит нормам цивилизованного мира и превратит Израиль в парию;

У сторонников смертной казни свои доводы, и главный из них в том, что она окажет отрезвляющее воздействие на потенциальных «шахидов».

Здесь следует сделать небольшое отступление. Хотя многие страны отказались от услуг палача из-за соображений гуманности и опасений судебной ошибки, «гильотина» остается орудием устрашения убийц, насильников и маньяков. Лауреат Нобелевской премии Гарри Беккер, применивший экономические методы для анализа человеческого поведения, убежден: смертная казнь — мощная сдерживающая сила в обществе.

«С каждой казнью в каждом последующем году происходит на 75 убийств меньше», – утверждают профессора Университета Пеппердайн в Калифорнии Рой Адлер и Майкл Саммер. Рост казней в 90-е годы в США, по их словам, привел к резкому падению числа наиболее бесчеловечных преступлений. И, напротив, сокращение смертных приговоров с начала «нулевых» совпало со всплеском убийств. В университете Хьюстона полагают, что сохранение института смертной казни сохранило бы жизни 150 человек в штате в штате Иллинойс. «Мне не нравятся смертные приговоры, но мои исследования подтверждают, что казни обладают сдерживающей силой», — констатирует экономист Университета Луизианы Нэйси Моган.

Насколько эти выводы соотносимы к палестинцам, превращенным своим обществом в зомби? Насколько их психология отличается от психологии преступников и маньяков? Сдержит ли их смертная казнь?

Как бы религиозный фанатик не был одержим мечтами о гуриях, перед ним стоят два препятствия:

— во-первых, естественный инстинкт самосохранения: одно дело, понимать, что идешь на верную смерть, другое, знать, что имеешь реальный шанс выжить и стать героем не посмертно, а при жизни.

— во-вторых, страх за судьбу близких.

Насколько работают существующие факторы сдерживания? Увы, сегодня они не работают вовсе.

В Израиле смертная казнь заменена на пожизненное заключение (или даже несколько пожизненных заключений). Но пожизненное заключение должно быть именно пожизненным. Оно также не должно быть приятным времяпрепровождением в комнате с телевизором, единомышленниками, сытными и разнообразными трапезами, регулярными встречами с родственниками, чтением полезной литературы (включая наставления проповедников) и, уж тем более, бесплатной учебой в университетах. Пребывание в «пятизвездочном отеле» — не наказание, а поощрение. А, между тем, именно так отбывают свои срока террористы. И отбывают на деньги обывателя, лишенного порой возможности заплатить за учебу своих детей в университете.

Во многих случаях 5-10-15 пожизненных заключений благополучно заканчиваются через 5-10-15 лет. Серийных убийц выпускают по-всякому.

В рамках обмена: тысячами за одного. «Сделка Джибриля» в мае 1985: 1150 террористов — за трех израильтян. Январь 2004 года: 430 боевиков за наркодиллера Эльханана Танненбаума. «Сделка Шалита» — 1100 террористов, и все — «герои палестинского сопротивления»: Мустафа Салах – «человек с окровавленными руками» в окне дома, где были линчованы резервисты в октябре 2000 года; Валид Инджаз, организатор теракта в кафе «Момент» и Еврейском университете; Сами ар-Разак, автор теракта в отеле «Парк» в Нетании; Ихлам аль-Тамими, наводчица смертника в кафе «Сбарро» в Иерусалиме; основатели военного крыла ХАМАСа братья Хади Акель и Валид Абдул; Исмаил аль-Хашлимун, организатор двойного теракта в Беэр-Шеве в августе 2004 года; Рафа Раним, сбросивший автобус из Тель-Авива в Иерусалим в пропасть, когда сгорели заживо 16 человек.
Обмен на мертвых. Май 1998 года: 65 ливанских боевиков — на останки солдата. Июнь 2008 года: останки двух военнослужащих – на Самира Кунтара и четырех боевиков «Хизбаллы».

Наконец, освобождение просто так. Как «шаг доброй воли».

Так или иначе, наш храбрый «шахид» выходит на свободу героем: подлечившимся, посвежевшим, полным сил, с дипломом химика или электрика, теоретически подкованным в области «джихада». И он не собирается выращивать цветы в горшочках. У него совсем иные увлечения в этой бренной жизни.

Теперь о том, куда он возвращается. Террориста, как бы ни были «промыты его мозги», останавливает страх за судьбу близких. Поэтому одной из эффективных мер считалось разрушение его дома и выселение его семьи. Этой мерой пользовались англичане, и она по наследству перешла Израилю. Но во времена мандата не было СNN, правозащитников, Ирана и Катара с «благотворительными фондами». Теперь дом террориста, если разрушают, то для того, чтобы построить на его месте новый – и куда более просторный и комфортный. Это – не наказание. Это – евроремонт. Причем вся семья и все время отсидки любимого сына (или дочери) получает неплохое довольство от палестинской администрации, которая, в свою очередь, получает взаимопомощь от Израиля, за счет все того же несчастного обывателя, который выплачивает и не в силах выплатить злополучную «машканту». Круговорот воды в природе…

И вот наш славный «мученик», лоснящийся и довольный, возвращается в родные пенаты, где на парадном крыльце — уже не хибары, а виллы — его радостно ждут близкие и родные. И ради этого счастливого момента стоит жить. Тем более, что гурии никуда не денутся. Он своими подвигами уже заслужил их поцелуи и ласки. И заслужит еще, не надо сомневаться.

Разумеется, есть шанс погибнуть при исполнении «священной миссии». Но куда больший шанс, несоизмеримо больший, увы, стать героем, прижизненным кумиром молодого поколения, и навсегда обеспечить семью. Я полагаю, эти вполне рациональные мотивы (сближающими наших «мучеников» с извращенцами или уголовниками) движут палестинцами, идущими убивать, а государство, парадоксальным образом, не только не удерживает их от безумия, но подталкивает к безумию. И эту абсурдную реальность надо учитывать, рассматривая смертную казнь, как возможную эффективную опцию, даже если она не будет понята и принята ЕС. По той причине, что Европа, по сути, не оставляет за Израилем право на самооборону в принципе. Как, впрочем, и сама отказывается от самозащиты.

Закариас Муссауи, супер-террорист, один из организаторов теракта 11 сентября, должен был закончить жизнь на электрическом стуле. Но в мае 2006 года суд заменил казнь пожизненным заключением. И тогда Закариас произнес знаменитую фразу: «Америка, я выиграл, ты проиграла!». Тоже могут повторить тысячи арабских террористов в израильских тюрьмах.

Александр Майстровой

ТЭГИ: