Эксперт: сирийская оппозиция на Голанах воюет вместо нас. Комментарий

michaelborodkin 9TV, TOP2, Zahav, В мире, Все новости 3 Comments

Исраэль Лави, бывший высокопоставленный сотрудник «Мосада», участник проекта ПНБ, прокомментировал по просьбе «Курсора» публикацию Wall Street Journal о помощи, оказываемой Израилем сирийским оппозиционерам в районе Голанских высот, а также другие события в Сирии.

Wall Street Journal сообщила, что Израиль активно поддерживает сирийскую оппозицию на Голанах, платит им деньги, передает продукты питания и медикаменты, предоставляет топливо. Оппозиционеры говорят, что без израильской помощи не выстояли бы. Это может быть правдой?

Не секрет, что Израиль хочет обеспечить безопасность сирийской границы, куда стремятся проникнуть боевики «Хизбаллы» и иранцы. Там уже было несколько инцидентов, однажды ЦАХАЛ даже ликвидировал пятерых — командиров «Хизбаллы» и иранских военных. До 2011 года на границе стоял контингент миротворцев ООН, обеспечивавший буферную зону между нами и сирийской армией. Во время гражданской войны миротворцы попали в плен и были вынуждены оставить свои позиции. В этот район может войти любой. Израиль хочет спокойствия на границе, нам не нужно, чтобы там находились боевики ИГИЛ или другой экстремистской группировки.

Не секрет также, что в последние годы тысячи сирийских раненых лечились в Израиле, восстанавливали силы и возвращались в Сирию или улетают в другие страны. Израиль давно помогал и помогает несчастным и обездоленным на границе.

Что же до данных, приведенных в статье, то описанное там — это просто капля в море. В статье говорят о пяти тысячах долларах в месяц для сирийских оппозиционеров, но, думаю, реальные суммы в десятки раз больше. Нужны информаторы и другие агенты, готовые сообщать сведения о происходящем.

В районе границы образовалось совпадение интересов. Сирийские оппозиционеры воюют за свои дома. Израиль хочет обеспечить спокойную границу. То же самое было в свое время в Ливане с Армией Южного Ливана. Были созданы вооруженные силы, воевавшие за нас. Там были не только христиане, но и друзы, и шииты. Они хотели защитить свой дом и получать деньги.

Эти повстанцы для нас — самые настоящие наемники, со всеми вытекающими. Они воюют на той стороне границы, чтобы нам не пришлось делать этого. Не знаю точно, каков объем сотрудничества, но, скорее всего, он намного больше, чем сказано в западной прессе. Это логично. Моральные соображения во время войны отступают на второй план.

На этом фоне в Сирии произошли еще некоторые события. Американская коалиция впервые сбила сирийский бомбардировщик.

А до этого сбили беспилотник. Американская коалиция создала базу «Ат-Танаф» в пустынном районе границы Иордании и Ирака, чтобы не позволить сирийским войскам вернуться в приграничную зону, и одновременно не пустить туда шиитские формирования, способные создать непрерывный пояс от Ирана через Ирак и Сирию в Ливан. Это противоречит как израильским, так и американским интересам.

Американцы Трампа — это не американцы Обама. Обама вел пассивную политику, он отдавал приказы только о точечных ликвидациях. Трамп, объявивший, что первым делом будет заботиться о внутренних делах США, уже отправил 4000 солдат в Афганистан, поставляет разнообразное оружие курдам…. Мне интересно, когда он даст курдам средства ПВО, и они будут сбивать российские самолеты — тогда начнется главное веселье. Но пока он дает другое оружие и боеприпасы.

Так вот, на той базе коалиции есть также сирийское формирование, вероятно, с американскими советниками и инструкторами, воюющее против попыток правительственных войск вернуть под свой контроль эти районы. Сирия сегодня расколота. Асад контролирует 28% территории, примерно столько же удерживает ИГИЛ, 23% Сирии оказалось в руках курдов, что стало для них огромным достижением. Положение в стране уже никогда не будет прежним. Американцы не подпускают Асада к району иракской границы. Перед сбитым бомбардировщиком был сбит беспилотник, якобы, неизвестно кем, и даже был нанесен удар по колонне бронетехники правительственных войск.

Американцы переходят от пассивной обороны к активным действиям, и это беспокоит русских, о чем они говорили открыто. Вероятно, генералы в Пентагоне, всегда выступавшие за боевые действия, смогли убедить Трампа поддержать их инициативы. С Обамой этого не получалось.

Трамп — другое дело. Сначала был удар по сирийскому аэродрому, потом — отправка войск, потом — боевые действия на востоке Сирии и так далее. Генералы уговорили Трампа действовать активно и решительно.

А американские генералы не переживают по поводу обострения напряженности в отношениях с Россией?

Нужно учитывать несколько факторов. После победы Трампа российские лидеры, включая Путина, рассчитывали, что в Белом доме у них появится друг. Но с Трампом за это время тоже кое-что случилось. Для начала, он совершенно непредсказуем. Вдобавок, ему приходится вести себя осторожно из-за расследования, из-за таких инцидентов, как его откровения с Лавровым. Трампу приходится принимать меры, чтобы его не считали пророссийским лидером, а то его противники получат дополнительный повод обвинить его в сделке с Путиным.

С другой стороны, после Холодной войны США и Россия продолжали оказываться по разные стороны баррикад. Напряженность, соперничество, враждебность и взаимная подозрительность никуда не делись.

Барак Обама всячески демонстрировал пацифизм и решил отдать Сирию Путину. Он говорил, что не хочет связываться с русскими, которые находятся в Сирии. Потом пришел Трамп и сказал, что теперь все будет иначе. Вспомните причину ракетного удара по сирийскому аэродрому. Причиной было применение химического оружия, и Трамп сказал, что не может бездействовать, видя гибель детей. Это было не военное соображение, а моральное. Конфликт с Россией его не интересовал, он не стремится к этому.

Как стратег-любитель я могу сказать, что Россия тоже вряд ли стремится к конфликту с США из-за одного-двух или даже десяти сбитых сирийских самолетов. Мне довелось однажды разговаривать с представителями российских силовых структур. Я сказал им, что в стратегии всегда есть высшая цель и цель, которой можно удовлетвориться. Россия хочет остаться в Сирии, такова их цель, причем платить за это они хотят как можно меньше. У них уже есть десятки погибших и потерянная техника — сбитый самолет, разбившиеся вертолеты. Ради Асада они воевать не станут. Асад существует только благодаря Путину. Когда президент России сочтет, что Асад ему мешает, он легко заменит его.

Сирия для американцев лишь часть общих интересов, более глобальных. В Сирии действуют многочисленные силы — Россия, Турция, Иран, курды, Саудовская Аравия, идет борьба между шиитами и суннитами. Варево очень густо замешанное. Так что если американцы время от времени будут поколачивать Асада, Россия не будет принимать реальных мер в ответ. Этот сбитый самолет был не первым и не последним.

Еще одно событие — иранский ракетный обстрел позиций ИГИЛ.

Пока еще не было независимого подтверждения этого обстрела. Иранцы, конечно, говорят об этом, но из Сирии подтверждения толком не было. Вместе с тем, скорее всего, обстрел действительно был. Иран очень заинтересован в создании потенциала сдерживания в отношении ИГИЛ и других своих врагов, так что ложь о ракетном обстреле обернется для них катастрофой.

Террористы 7 июня нанесли удар не просто по Тегерану. Они атаковали святая святых режима — мавзолей Хомейни и парламент. И это означает, что могут быть новые и новые теракты. Так что ответный ракетный удар служит восстановлению потенциала сдерживания. Вдобавок, это испытание нового оружия. Я уверен, что разведка уже знает, куда именно попали ракеты, но пока это еще не опубликовано. Они могли попасть и по оппозиционерам, и по курдам.

В заключение хочу спросить вас о планах иракского Курдистана провести референдум о независимости. Это решение наверняка повлияет на события в Сирии.

Я считаю, что курдская проблема в ближайшие годы станет главной «горячей картофелиной» региона. Речь идет, по разным оценкам, о народе численностью 25-40 миллионов человек. 15 миллионов в Турции, по пять в Ираке и в Иране, от одного до трех миллионов в Сирии. Все они проживают в районе, где сходятся границы Турции, Сирии, Ирака и Ирана. Это самый многочисленный народ, не имеющий своего государственного образования или автономии. Они десятки лет борются за автономию, и сражаются, как герои. Достигнуть своей цели им мешает внутренняя раздробленность. В свое время Израиль их поддерживал. Сегодня американцы пошли на конфликт с Турцией и стали поставлять оружие курдам. Турция в ярости, так как опасается последствий для себя в свете противостояния с «Рабочей партией Курдистана» (РКК).

Недавно курдские лидеры решили собраться и добиться взаимопонимания, чтобы затем требовать реализации права на самоопределение. После падения Саддама Хусейна курды в Ираке решили воплотить, наконец, свою мечту в жизнь, и начали строить автономию. Главный вопрос в том, получится ли лидерам объединить все группы курдского народа в единое целое. 15 миллионов турецких курдов стали тяжелой головной болью для Эрдогана. Не знаю, чем это кончится, но курды становятся большой проблемой для разных сил региона. За этим стоит проследить, так как если они не добьются своих целей, то может начаться новая кровопролитная война.

Беседовал Михаэль Бородкин

ТЭГИ: