Израильский боевой батальон, где девушки служат наравне с юношами

levamelamid 9TV, TOP2, Zahav, Все новости, Израиль 13 Comments

Мой собеседник капитан израильской армии 23-летний Дима Скорняков, который командует, так называемой смешанной ротой, в которой служат девушки наравне с юношами.

— На наше подразделение возложены задачи проведения оперативных мероприятий в Иорданской долине, Наш батальон сформирован совсем недавно – ему всего год. Наш район действий – от Иерихона до всего побережья Мертвого моря.

— Ты говоришь, что у вас служат девушки и юноши вместе, а в каком составе? Сколько юношей, сколько девушек?

— 40% юноши, 60% – девушки. Это в моей роте.

— Среди девушек есть командиры?

— Да, конечно. И они участвуют во всех наших действиях наравне со всеми. Например, когда речь идет об арестах или о проверке на КПП мы всей ротой идем на выполнение задания. Тут нет никакой разницы между бойцом и военнослужащей. Есть, конечно, разница в мужской силе и хватке, поэтому есть, так называемая «линейка усилий», согласно которой устанавливается максимальный вес, который может поднять девушка. Здесь есть какие-то ограничения для девушек по сравнению с юношами. Но с точки зрения выполнения задания – я ожидаю от солдаток и солдат одинакового отношения и равных усилий во время операции. Поведение во время проверки документов на КПП, как надо себя вести во время арестов и т. д. – это у всех одинаково.

— А какие отношения складываются в твоей роте между юношами и девушками?

— Так же как и во время выполнения заданий – все равны: мы не смотрим это он или она, каковы возможности ее или его, у нас рабочие отношения очень хорошие. Многие девушки часто гораздо лучше юношей выполняют различные задания,

— Сколько девушек-командиров в батальоне и в твоей роте?

— У меня есть офицер-девушка , командир взвода. Всего 6 боевых командиров-девушек.

— Расскажи о какой-либо  операции, когда и юноши и девушки действовали вместе и в равной степени сражались?

— У нас были занятия по повышению квалификации солдат, в том числе с призывниками курса молодого бойца, В течение целого месяца проходили сложнейшие виды тренировок. А за неделю до этого мы провели «неделу войны». То есть все, чему бойцы учились в течение 4-х месяцев, они должны были применить в течение этой недели. Они должны были приспосабливаться к приказам, которые часто менялись, должны были задействовать систему разведки, — короче за эту неделю они должны были проявить свои и ментальные, и физические способности и возможности. В эту неделю мы мало спали, мало ели. Я считаю, что мы успешно справились со всеми поставленными задачами. Особенно отличились на открытом пространстве: например, занять какое-то помещение, скажем, гостиницу, чтобы спасти там заложников, оттуда двинуться в другую сторону и пройти 14 км с целью захватить определенное помещение. Дальше мы должны были пройти еще несколько километров, чтобы найти другие цели, поставленные перед нами и штурмовать их. Также надо было произвести аресты в  арабской деревне, потом продвинуться до границе и занять там определенную позицию.

— Но все это в рамках учений?

— Да. И после этого уровень подготовленности нашей роты стал более ясным и понятным.  После такого учения наша рота готова к выполнению боевых заданий.

— Расскажи, пожалуйста, из кого состоит рота, с точки зрения этнической? Сколько уроженцев Израиля, сколько выходцев из Франции, России и т. д.

— У меня, например, в роте 5 новых репатриантов, 4 из них – девушки из Франции, новый репатриант из России, В остальном у нас представлен весь спектр израильского общества – выходцы из Эфиопии, из СНГ, — это плавильный котел… Каждый привносит что-то свое, особенное, а в результате получается нечто очень хорошее, отличное. Даже если это не что-то однородное, но это прекрасно. Это, кстати, очень важно мне, как командиру, который должен учитывать интересы всех и каждого в отдельности, откликаться на их нужды. Я должен познакомиться с каждым солдатом, узнать его характер, узнать про его семью, откуда он, помочь ему поверить в себя. Это непросто, но в конце концов этому учишься.

— А насколько тебе трудно или как ты справляешься с тем, что ты должен отдавать приказы женщине, девушке? Что ты чувствуешь при этом? Ведь иногда надо прикрикнуть, быть даже агрессивным в чем-то?

— Я стараюсь в любом случае как командир отбросить все в сторону и действовать по необходимости в данной ситуации. Солдаты — юноша и девушка — равны. Как я уже говорил:  то, чего я ожидаю от бойца, того же я ожидаю от девушки-бойца. И я требую от них все в равной степени. Я отдаю приказы и девушкам, и юношам одним и тем же голосом, одним и тем же тоном.

— А как ты вообще воспринял новость, что будешь командиром части, в которой такой большой процент девушек?

— Я увидел в этом новые возможности, и для меня это не ново. Я вырос в семье военных, и когда мне предложили перейти в этот батальон и возглавить смешанную роту, я увидел в этом некий вызов, который мне поможет развиться личностно, я узнаю много нового. С другой стороны, это для меня привычно, я сам служил в боевых частях, где были и девушки и юноши. И там тоже надо было и тяжести таскать, снаряжение тяжелое… и огромные пешие походы, во время которых надо было ходить со всем снаряжением…

Я могу только добавить, что перед нами стоит серьезная задача в этом секторе, особенно в последний период. Решение Трампа сильно повлияло на настроения в Иерихоне и в арабских деревнях вокруг. В последние три недели батальону приходится справляться с беспорядками, они происходят тут каждый день. Кидают камни, хулиганят, всякие демонстрации устраивают… Но когда мы отправляемся «в поле», чтобы разогнать разбушевавшуюся толпу, — это непростая задача, но в конце концов мы видим, что бойцы батальона справляются с задачей, выстаивают в этих непростых заданиях – вернуть покой и тишину. Собственно, это и есть наш долг, наша служба, в этом она и состоит.

— Охраной границы вы занимаетесь?

— Конечно. Проводим рейды, проверяем, чтобы никто не проник на нашу территорию. Особенно важно в секторе Мертвого моря – чтобы к нам не проникли со стороны моря, через забор. Мы охраняем это.

— А кто получает больше отпусков – девушки или юноши?

— Нет разницы. Есть очень ясные инструкции. Отделение, которое на конец недели должно выйти в отпуск и состоит из девушек и юношей – отправляются домой все. В качестве командира у меня есть полномочия разрешить отпуск, кому я считаю нужным, но я отношусь одинаково ко всем.

— Итак, девушки и юноши служат вместе, скоро ЦАХАЛ будет состоять, возможно,  из большинства девушек? Каким ты видишь нашу армию в будущем? Ведь это совсем не принято в армиях других стран, есть женщины-военные, но их практически нет в боевых частях. Ты сегодня создаешь армию с женщинами-бойцами, равными во всех отношениях мужчинам.

— Я думаю, что жизнь сама докажет, что все это возможно и сама ситуация сегодня это доказывает. И если формула военнослужащий-юноша равен военнослужащему-девушке работает, то каждый боец, будь то девушка, будь то мужчина, смогут выполнять любые задания.

Лев Меламид

ТЭГИ: