“Маарив”: Россия и Иран приблизились к сирийско-израильской границе

levamelamid Все новости, Пресса 17 Comments

iranskiy-general--hizballa-gotova-voevat-v-izrailskih-gorodah

Военный обозреватель газеты “Маарив” Йоси Мельман полагает, что, несмотря на заключенные в Гамбурге предварительные договоренности между Трампом и Путиным о создании в Сирии особых зон, “свободных от насилия”, расположенных, большей частью, вдоль границы с Израилем и Иорданией, у России и США нет ни желания, ни возможностей предотвратить активные действия Ирана и «Хизбаллы» в этих районах.

 

 

С этим предположением согласен и бывший посол США в Дамаске Роберт Форд, с которым Мельман побеседовал в конце минувшей недели.

Все эксперты подчеркивают, что сирийский юг представляет собой наиболее удобный район для формирования подобного рода “зон безопасности”, пишет Мельман. Это связано с тем, что повстанческие группировки в этом районе не угрожают напрямую режиму Асада, как в других частях страны. Некоторые связывают это также с близостью израильской границы, и способностью Израиля оказывать влияние и даже сдерживать повстанцев, действующих в этом районе. Повстанцы опасаются удара со стороны Израиля.

Главная цель Израиля, с тех пор, как шесть лет назад началась гражданская война в Сирии, состоит в обеспечении спокойной обстановки в приграничных районах на Голанских высотах, а также в предотвращении дислокации в этих местах проиранских милиций и «Хизбаллы». С этой точки зрения, политика Израиля в районе сирийской границы является успешной. Однако будет ли сопутствовать успех израильтянам  в долгосрочной перспективе? С этими вопросами Йоси Мельман  обратился к американскому дипломату, эксперту по Ближнему Востоку, Роберту Форду.

— Пытается ли президент Трамп превратить Сирию в зону российского влияния?

— На протяжении всей своей предвыборной кампании Трамп провозглашал лозунг: “Америка прежде всего”. Он выступал против любого вмешательства в иностранные дела во имя соблюдения прав человека или установления демократических режимов. Его отношение к проблеме ИГИЛ базируется только на военных действиях — уничтожить группировку в Сирии и Ираке, а затем отступить. Трамп не хочет, чтобы США были излишне вовлечены во внутрисирийскую ситуацию после того, как ИГИЛ будет территориально нейтрализован. Этот подход пользуется поддержкой широких слоев американского общества.

— Должны ли Израиль и Иордания быть обеспокоены в связи с присутствием русских солдат на границе с ними?

— Воздушная мощь израильской армии огромна, поэтому нет шанса на то, что российские вооруженные силы атакуют Израиль с сирийской территории. Вместе с тем вопрос уместен: сможет ли российское правительство честно выполнять инспекторские функции и действовать против проиранских милиций, а также сил Асада, в случае нарушения ими договоренностей о прекращении огня? Для России Асад бы и остается союзником.

— Остановит ли Россия иранскую экспансию в Сирии и стремление Тегерана закрепиться вдоль границы с Израилем и Иорданией? 

— Россия никогда не осуждала усилия Ирана вооружить «Хизбаллу» новейшим оружием и смотрела сквозь пальцы на использование Тегераном в этих целях аэропорта в Дамаске. Нет оснований считать, что ситуация изменится.

— Это плохие новости для Израиля? 

— Результаты эскалации насилия в Сирии, инициированной Москвой и Тегераном (при отсутствии какого-либо противостояния этому со стороны Запада и суннитских государств), привела к тому, что Асад одерживает верх над повстанцами — особенно с помощью Ирана. Разумеется, и российская поддержка сыграла свою роль. Но главную роль в этом играл Иран. Поэтому иранское влияние усилилось в Сирии многократно. Русские не в состоянии сдерживать Тегеран.

Йоси Мельман, “Маарив”, 16.07.2017

ТЭГИ: