Саар: Трамп не хочет ставить недостижимые цели

michaelborodkin 9TV, TOP1, Zahav, Все новости, Израиль 4 Comments

Бывший министр и член узкого кабинета по вопросам безопасности и эксперт Института национальной безопасности Гидеон Саар прокомментировал по просьбе «Курсора» вероятные мирные инициативы Дональда Трампа.

После визита в США председатель ПНА Махмуд Аббас вернулся довольным. Стоит ли нам опасаться этого?

Я не уверен, что он был доволен, и не знаю, есть ли у него основания для радости. Думаю, мы сможем узнать это только после визита президента США Дональда Трампа к нам. Возможно, дело в том, что палестинцы изначально не испытывали никаких надежд в отношении Трампа. Но, еще раз, пока рано делать выводы, действительно ли Аббас остался доволен поездкой в США.

Аббас во время визита в США не сказал ничего нового. Он повторил старые требования — границу 1967 года, Иерусалим, беженцы. Означает ли это, что Трамп склонен поддержать его, или же американский президент готовит некое совершенно иное предложение, которое удивит всех?

На данный момент Дональд Трамп проявляет крайнюю осторожность относительно основных моментов будущего соглашения, и, как я считаю, правильно делает. Долгие годы Израиль и Палестинская автономия не ведут переговоры. Палестинцы все это время систематически действуют в международных организациях против Израиля, продолжают пропаганду и подстрекательство, оказывают денежную помощь террористам и их семьям. После всех этих процессов следует быть реалистом, как отношении конфликта, так и в отношении визита Трампа в связи с этим. Я считаю, что попытка добиться в этих условиях постоянного урегулирования и завершения конфликта лишена оснований. Есть какие-то повседневные вопросы, в которых можно сотрудничать при условии желания обеих сторон, правда, я не уверен, что у палестинской стороны такое желание есть. Палестинцы придерживаются стратегии лишения Израиля легитимности на международной арене. Они хотят добиться политических результатов, не платя за это на внутренней арене. Я считаю, что их подход не изменился, с учетом ограниченных возможностей палестинского лидера. Поэтому даже в повседневных делах шанс на сотрудничества невысок.

Но новый президент США естественным образом может эффективнее повлиять на обе стороны. Время покажет, к чему это приведет.

Трамп все время говорит о «сделке». Не о договоре или урегулировании, а о сделке. Это принципиально новый подход, или просто ему больше нравится использовать такой термин?

Это его излюбленная терминология, он даже книгу написал под названием «Искусство сделки». Не стоит придавать этому особенное значение. Я думаю, что он постепенно изучает вопрос, хочет создать иную реальность, но при этом не хочет устанавливать заранее цели, обреченные на провал. Это очень важно. Уже 17 лет прошло после переговоров в Кэмп-Дэвиде с участием Эхуда Барака и Ясера Арафата. Раз за разом попытка добиться постоянного соглашения приводила в тупик и провоцировала насилие. Необходимо поставить более реальную цель. Я не думаю, что в обозримом будущем такое соглашение возможно.

Первый свой заграничный визит в качестве президента Трамп совершает в Израиль, Саудовскую Аравию и Ватикан. Это свидетельствует о его внешнеполитических приоритетах?

Существовало ощущение, что США ушли с Ближнего Востока. Так чувствовали те, кто считался союзниками США в регионе. Поэтому визит Трампа символизирует обратное направление — президент первым делом приезжает на Ближний Восток. Я хочу напомнить, что первый визит Барака Обамы в регион не включал Израиль, но Трамп поступает иначе, так как он на самом деле тепло относится к Израилю. Он едет также в Саудовскую Аравию, страну, бывшую близким союзником США, но чувствующую себя уязвленной из-за политики Обамы в отношении Ирана.

В целом в последние месяцы президент Трамп все больше внимания уделяет внешней политике. Во время предвыборной кампании он говорил, в основном, о внутренних делах, но теперь занимается внешней политикой и стремится обозначить отличный от Обамы курс, чтобы восстановить утерянное влияние США.

Следует ли Израилю уделять внимание смене руководства ХАМАС и появлению новой хартии этой группировки?

Только в том смысле, что нам следует знать, что у них происходит, и с чем это связано. В их хартии появились лишь незначительные изменения. ХАМАС не признает Израиль и не отказывается от терроризма. Следует помнить об этом. Это все та же террористическая группировка.

Что же до выбора Ханийи в качестве нового лидера вместо Машаля, то тут можно предположить следующее. Если Ханийя действительно останется в секторе Газы, то это будет означать усиление влияния одного крыла руководства ХАМАС за счет другого. У ХАМАС существует руководство в Газе и руководство за границей. Вес руководства Газы растет. Но в этом нет существенных изменений.

Эта группировка переживает трудные времена и стремится заложить основы хороших отношений с Египтом и другими странами. Но даже для этого он не смог отказаться от своих принципов — непризнания Израиля и терроризма как стратегического оружия.

Беседовал Михаэль Бородкин

ТЭГИ: