Что ожидает Узбекистан после Каримова. Обзор СМИ

rossiya-hochet-sdelki-po-aleppo-na-svoih-usloviyah--obzor-smi

 

 

Ислам Каримов умер, и самая густонаселенная страна Центральной Азии погрузилась в политическую неопределенность из-за отсутствия официального преемника, укоренившейся привычки к авторитаризму и угрозы исламского экстремизма. Каримов «ненавидел радикальный ислам как единственную угрозу его режиму», но для США сотрудничество с ним «представляло собой дилемму», пишет WSJ.

 

«Пришел конец одному из самых жестоких диктаторов на свете, человеку, который когда-то велел сварить своего противника заживо», — пишет The Financial Times в редакционной статье, комментируя кончину президента Узбекистана Ислама Каримова.

По предположениям издания, потенциальные преемники Каримова уже договорились о том, кто займет его место. Но, если смена власти будет плохо организована или оспорена, вакуумом могут воспользоваться группировки радикальных исламистов, а нестабильность может перекинуться на соседние страны.

Возможно, также начнется соперничество зарубежных держав за влияние в Узбекистане. Каримов «уравновешивал интересы, отвергая попытки постсоветской реинтеграции, которые предпринимаются Россией», но смену руководства в Ташкенте Путин может воспринять как шанс для себя, рассуждают авторы статьи. Для Китая Узбекистан — многообещающий рынок, для США он служил коридором снабжения войск в Афганистане.

«Кто бы ни стал новым лидером, если этот человек сумеет стать преемником Каримова и уравновесить факторы нажима, он вряд ли (по крайней мере, первое время) будет намного менее авторитарным правителем, чем Каримов. Поэтому Запад окажется перед прежней неутешительной дилеммой: «Нужно ли ставить стратегические интересы выше поддержки прав человека?» В щекотливой обстановке Центральной Азии геополитика, вероятно, одержит верх», — прогнозирует газета.

«Узбекский диктатор-ветеран Ислам Каримов умер, и самая густонаселенная страна Центральной Азии погрузилась в смуту и политическую неопределенность», — пишут корреспонденты The Guardian.

Бывший советский лидер Михаил Горбачев, назначивший Каримова в 1989 году, сказал «Интерфаксу», что он был «компетентным человеком с сильным характером».

«У Каримова нет официального преемника. Самым вероятным кандидатом кажется давний премьер-министр Шавкат Мирзияев», — пишут журналисты. Еще один претендент — министр финансов и вице-премьер Рустам Азимов. Многие предполагают, что о новом президенте договорятся элиты страны, поставив на первое место собственные экономические и деловые интересы, говорится в статье.

«Маловероятно, — пишут корреспонденты, — что 31-миллионная страна станет демократичнее после четверти века репрессий, казней заключенных и непоколебимого авторитарного правления. Даже по стандартам региона Каримов жестко реагировал на проявления инакомыслия».

В 2005 году его войска расстреляли сотни демонстрантов в Андижане. Массовое убийство привело к разрыву отношений с Вашингтоном, который ранее рассматривал Узбекистан как стратегического партнера в борьбе с терроризмом.

Несмотря на связи с Россий, к намерениям Кремля Каримов относился с подозрением, продолжают авторы. По словам американских дипломатов, он резко критиковал российские попытки сформировать сферу влияния в «ближнем зарубежье» и сердился из-за «славянской снисходительности русских».

В настоящее время ничего не известно о местонахождении старшей дочери Каримова Гульнары, которая долгое время считалась потенциальным преемником отца. Некоторое время назад Каримова была помещена под домашний арест, напоминает издание.

Эксперты по региону также обращают внимание на тревожную ситуацию на границе между Киргизией и Узбекистаном. Кроме того, массовые аресты предполагаемых исламских экстремистов внесли свой вклад в чувство страха и недоверия, говорят они.

«Смерть Ислама Каримова, который правил Узбекистаном как диктатор с неограниченной властью почти 30 лет, наступила с подобающей степенью загадочности», — пишет бывший советник главнокомандующего сил США и НАТО в Афганистане Эндрю Л.Пик в статье для The Wall Street Journal.

«Для американцев Каримов представлял собой дилемму. После 11 сентября он был естественным союзником США в войне против террора, ибо ненавидел радикальный ислам как единственную угрозу его режиму, но его тирания и всевластие» сами подпитывали террор, утверждает автор.

Пик вспоминает обстоятельства войны США в Афганистане. И Каримов, и Башар Асад, «и пакистанский президент Первез Мушарраф, и, да, даже российский президент Владимир Путин попали в наши объятия. Никто из них не был демократом, и все имели дело с террористами в прошлом. Но они могли объединиться против «Аль-Каиды» (организация запрещена в РФ. — Прим. ред.). Каримов разрешил американцам пользоваться очень нужной узбекской авиабазой», пишет автор.

«В 2005 году этот альянс распался. Служба безопасности Каримова расстреляла несколько сотен человек, протестовавших против задержания 23 бизнесменов, предположительно связанных с исламистскими организациями», — напоминает он. Затем он поссорился с США, которые подвергли его санкциям, закрыл авиабазу и повернулся к России.

«Если бы Каримов продержался немного дольше, его могли вновь пригласить в Белый дом. Его смерть стала напоминанием о том, как сложно сотрудничать с диктаторами», — заключает автор.

Обзор прессы | InoPressa

ТЭГИ:
Загрузка...