Die Zeit: почему нужно проявить сострадание к стрелку из Мюнхена?

Die-Zeit---kak-oon-prevratilas-v--organizaciyu-vistavlennih-na-posmeshishe-naciy

 

 

Мы никогда до конца не узнаем, что толкнуло на массовое убийство Али С., комментирует расследование стрельбы в Мюнхене Die Zeit. Запреты здесь бесполезны, да и самые эффективные превентивные меры способны защитить далеко не всех. Самое лучшее, что мы можем сделать, — это внимательно смотреть на тех, кто рядом, считает автор статьи Парвин Садих.

 

Постепенно общественность будет узнавать новые подробности из жизни 18-летнего стрелка из Мюнхена, который сначала лишил жизни девять человек, а затем покончил с собой. «Отдельные элементы паззла, возможно, так и не дадут картины целиком. Стали ли причиной, толкнувшей молодого человека на массовое убийство, конфликты с одноклассниками, психологический кризис, одиночество, миграционное прошлое семьи, увлеченность идеями норвежского убийцы Брейвика, биографиями немецких и американских стрелков, учинявших кровавые бойни в школах, зависимость от компьютерных игр с жестоким сюжетом — или что-то другое, скрытое в самой глубине его души?» — пишет автор.

Единой модели, по которой человек превращается в массового убийцу, не существует, продолжает Садих. «Миллионы молодых людей со схожими привычками и проблемами никогда не придут к мысли убивать людей вокруг себя. То же самое касается и террористов, которые, находясь в Европе, вступают в ряды ИГИЛ или объявляют о своей верности идеям этой террористической организации — как молодой афганский беженец, напавший в Вюрцбурге на пассажиров поезда с топором. И здесь дело не только в идеологии, а в особенностях психики и социальных условий каждого отдельного взятого преступника», — говорится в статье.

Несомненно, недостатки в системе безопасности в случае выявления должны быть устранены. Однако ни точечные запреты, ни усиление контроля не могли бы предотвратить многие из этих преступлений. И министром внутренних дел Томасом де Мезьером, и министром внутренних дел Баварии Йоахимом Херрманном, и вице-канцлером Зигмаром Габриэлем, бесспорно, руководит желание что-то делать. Но их высказывания и жесты ни к чему не приведут: закон об оружии и так строг, а Али С. купил свой пистолет, насколько известно, незаконным путем.

Что касается самых эффективных мер превентивного характера — то они, какие бы иллюзии на этот счет ни строились, коснутся не всех молодых людей, и еще меньше — взрослых. Они нацелены на помощь тем, кто оказался в непростой жизненной ситуации, но самое сложное — эту ситуацию разглядеть и понять, что речь идет о потенциальном массовом убийце, уверен автор.

Мы сострадаем тем, кто пал жертвой кровавой бойни, их родным и близким, а также тем, кто видел все это собственными глазами и кому удалось выбраться из нее живым. «Однако стоит проявить сострадание и к самому преступнику — несмотря на весь ужас сотворенного им. Потому что, с одной стороны, ему никто так и не смог помочь. А с другой — чтобы показать всем возможным подражателям: здесь речь идет о человеке, который стоял на краю пропасти и упал, он не супергерой и не крутой мститель. И его жизнь, возможно, могла бы сложиться иначе», — продолжает журналист.

Как стало известно, в квартире Али С. была обнаружена книга Питера Лэнгмана «Амок: почему ученики убивают». Автор приходит к выводу, что всех тех, кто когда-либо устраивал стрельбу в школах, объединяет одно: психологический кризис или болезнь. Книга призвана помочь учителям распознавать потенциальных преступников. Али С. использовал книгу с другими целями: изучая биографии стрелков, он готовился к массовому убийству.

«В конечном итоге работает лишь одно: воспринимать всерьез каждого отдельно взятого человека — склонного или не склонного к жестоким преступлениям. Мы не знаем, сколько подобных преступлений уже было предотвращено, когда учитель, сосед или старшая сестра проявили интерес к отчаявшемуся человеку», — заключает Садих.

Парвин Садих |  Die Zeit, Швейцария

ТЭГИ:
Загрузка...