Эксперт: американцы бомбили аэродром Асада с согласия Путина

Руководители Пентагона заранее оповестили Кремль о том, что они собираются нанести удар по военному аэродрому режима Асада. Путин не только не препятствовал этому удару, но и обеспечил его эффективность, и лишь потом заговорил о нарушении «суверенитета Сирии».

Этот и иные пропагандистские приемы Москвы и ее союзников разоблачает политолог и военный эксперт Амир Тагери – постоянный автор газеты «Аш-Шарк аль-Аусат», выходящей в Лондоне.

«Большой квартет борцов за справедливость» в лице России, Ирана, Северной Кореи и режима Башара Асада активно продвигают в СМИ семь мифов, чтобы дискредитировать американскую позицию после удара «Томагавков» по военному аэродрому сирийской правительственной армии», — пишет Тагери и анализирует каждый из этих мифов по пунктам.

Первый миф состоит в том, что американский удар был «незаконным», поскольку США не получили на него разрешение Совета Безопасности Организации Объединенных Наций.

«Они должны были обсудить вопрос (о химических атаках в Идлибе) на Совете Безопасности», — говорит Владимир Сафронов, российский дипломат номер два в ООН.

«Однако Сафронов, как и все остальные, знает, что Россия наложит вето на любую резолюцию, которая вовлекла бы клан Асада в расследование инцидента, который явно является военным преступлением», — пишет Тагери и продолжает:

«Но еще более важно то, что операции ВВС России, в том числе месяцы ковровых бомбардировок Алеппо также не имели разрешения со стороны Организации Объединенных Наций».

Второй миф, продвигаемый квартетом под руководством России, состоит в том, что нападение США нарушило суверенитет Сирии. Представители КНДР были особенно громогласны на этот счет.

«Это возмутительное нападение на суверенную страну», — заявил в минувший понедельник представитель Пхеньяна.

«Но сколько «суверенности» осталось в Сирии — стране, где режим Асада контролирует около 5 процентов территории и чуть более 40 процентов населения», – задает вопрос автор арабской газеты.

В любом случае, Россия и Иран, две ключевые господствующие державы в Сирии, совсем не обращают внимания на так называемый суверенитет, который они так громко защищают.

Ранее между Тегераном и Москвой была проведена серия «консультаций» президента Владимира Путина и его иранского коллеги Хасана Рухани, а также соответствующих руководителей штабов и советников по национальной безопасности двух стран.

Государственные СМИ, как в Москве, так и в Тегеране, широко освещали «стратегические дискуссии», но совершенно не упоминали о том, что режим Асада каким-либо образом к ним причастен.

Если бы Сирия пользовалась каким-либо реальным суверенитетом, ее так называемому правительству было бы позволено хотя бы послушать телефонные разговоры тех, кто реально хозяйничает в этой стране, пишет автор лондонской газеты.

Третий миф — это то, что Асад побеждает, и ему не нужно было бы использовать химическое оружие. Но так ли это?

Смысл сирийской трагедии состоит в том, что ни один из различных претендентов на власть не имеет средств для военной победы.

Силам Асада удалось вернуть контроль над тем, что осталось от руин Пальмиры, и обеспечило символическое присутствие в Алеппо — благодаря российским воздушным атакам.

Однако сам Асад знает (и он публично это признал), что ему недостает кадровых ресурсов, необходимых для захвата, «зачистки» и сохранения территории. Вот почему его номинальный контроль даже в самом Дамаске является больше визуальным, чем реальным.

Асад может еще немного поиграть в президента, потому что у него все еще есть монополия ударов с воздуха. Но чтобы выиграть войну, нужны «сапоги на земле».

«Но у него их нет, потому что большинство сирийцев выступают против режима Асада», — утверждает Амир Тагери.

В российско-иранско-северокорейской версии есть четвертый миф: «Асад борется с ИГ в Сирии».

На самом деле, Асад, как и его российские и иранские сторонники, тщательно избегали борьбы с «Исламским государством».

Между ИГ и армией Асада произошло всего три серьезных сражения, в которых участвовали ливанцы и другие наемники, привезенные Ираном. Две битвы касались смены контроля в «пинг-понг»-атаках в Пальмире. И одна битва произошла в октябре 2015 года, когда боевики попытались двинуться в сторону Суэйда.

Воздушные силы Асада также избегали бомбардировок опорных пунктов ИГ, особенно его «столицы» в Ракке.

Их главными целями были вооруженные группы, не входящие в ИГ, но сражающиеся с Асадом, в частности Джабхат аль-Нусра, Джаш аль-Фатх и Ахрар аш-Шаам.

Фактически, стратегия Дамаска заключается в создании ситуации, в которой единственным выбором в Сирии является Асад и ИГ.

Начальник сухопутных войск Ирана даже заявил, что боевики ИГ согласились не приближаться к границам Ирана ближе 40 километров.

Благодарностью за это должно быть обязательством Ирана и его сирийских клиентов не нападать на ИГ. Российские военно-воздушные силы произвели 4600 бомбовых вылетов против объектов в Алеппо, но до сих пор не совершали налетов на Ракку.

Пятый миф — американское нападение, в результате которого было уничтожено или серьезно повреждено 20 процентов самолетов военно-воздушных сил Асада, могло привести к войне между США и Россией.

Этот миф особенно любят антиамерикански настроенные политики — как правые, так и левые, включая кандидата в президенты Франции Марин Ле Пен и лидера лейбористской партии Великобритании Джереми Корбина.

Их идея состоит о том, что Россия могла бы нанести ответный удар, атакуя американские войска (предположительно, шестой флот США в Средиземном море), чтобы продемонстрировать свой гнев в ответ на действия, предпринятые против Асада.

«Но это слишком абсурдно, чтобы быть серьезным поводом для размышлений. Путин может быть игроком в покер, но, конечно, он не самоубийца. В любом случае американцы сообщили ему о своем решении атаковать сирийскую авиабазу.

Путин мог бы предупредить американцев, что если они начнут атаку против Асада, он будет мстить. Но он этого не сделал. Фактически, все было наоборот: поскольку Россия контролирует сирийское воздушное пространство, именно Кремль предоставил американцам «воздушные коридоры», необходимые для запуска «Томагавков».

Шестой миф гласит, что химическая атака на Идлиб была работой сирийской оппозиции и направлена на достижение пропагандистского эффекта. Однако сообщество международных экспертов единодушно отвергает такую теорию. Бомбы, содержащие смертоносные вещества, были сброшены с воздуха, а у противников Асада нет летательных аппаратов…

И, наконец, седьмой миф: операция США может нанести ущерб поиску политического решения сирийской проблему. Однако факт заключается в том, что политического решения не будет до тех пор, пока Россия не вернется к той позиции, которую она имела на переговорах «Женева-1», включая график постепенной замены режима Асада.

«Никакое количество мифов не может изменить реальность: подавляющее большинство сирийцев больше не хочет, чтобы Асад был частью их жизни. Сегодня эта точка зрения получила широкую поддержку со стороны крупнейших западных демократий. Сценарии с дальнейшим использованием ВВС Асада могут лишь ускорить этот процесс», — считает арабский эксперт.

ТЭГИ:
Загрузка...