Эксперт: Израиль не может создать в Сирии пояс безопасности

Бывший высокопоставленный сотрудник «Мосада» Ари Шуали, участник проекта ПНБ, в беседе с «Курсором» прокомментировал заключенное на юге Сирии перемирие и его последствия для Израиля.

Как вы считаете, каковы шансы этого перемирия на успех?

Трудно предсказать, как долго продлится такое перемирие. Любой, кто старается сегодня делать такие прогнозы, очень рискует ошибиться. Вместе с тем, у влиятельных сторон, участвующих в сирийском конфликте, есть определенные интересы, и они совпали на данный момент.

Это перемирие возникло, так как оно отвечает интересам американцев, русских и президента Сирии Башара Асада. Второстепенным игрокам, таким, как Иран и «Хизбалла», это конкретное соглашение о прекращении огня менее важно, так как зоны, на которые оно распространяется, расположены южнее районов, представляющих для них основной интерес — между Дамаском и Ливаном. Сирийские оппозиционеры не в состоянии ничего сделать в отношении перемирия, в том числе и потому, что им нужна поддержка США, и они не могут перечить им. Поэтому перемирие было заключено.

Как долго продержится перемирие? До тех пор, пока не будет задевать интересы кого-либо из игроков, причем не обязательно первостепенных. Достаточно, чтобы один из малых игроков почувствовал себя уязвленным и взорвал где-нибудь заминированный автомобиль. Это станет концом перемирия. В любом случае, это соглашение не станет окончанием гражданской войны. До этого еще очень далеко.

Что означает это перемирие с израильской точки зрения? Нетаниягу недавно снова обсуждал Сирию с президентом России…

Нас это перемирие практически не касается. Главная цель данного соглашения о прекращении огня — успокоить Иорданию, так как перемирие затрагивает, в основном, районы на сирийско-иорданской границе. Для Израиля приостановление боевых действий стало просто бонусом.

Премьер-министр разумно воспользовался случаем и обратился к президенту Владимиру Путину, сказав, что у Израиля тоже есть интересы, а именно — мы не хотим видеть Иран и его сателлитов на наших границах. Нетаниягу попросил Путина принять меры, чтобы в рамках разных соглашений в Сирии иранцы не приближались к нашим границам. В принципе, перемирие, отсутствие обстрелов, случайных попаданий снарядов и ракет на нашу территорию — это положительный шаг. Следует помнить, что до сих пор сирийская гражданская война не причинила Израилю серьезного ущерба.

Вы, возможно, видели, что арабская пресса, например, газета «Аш-Шарк аль-Аусат», сообщила о намерении Израиля повторить в Сирии ливанский опыт и создать союзную военную группировку для охраны границы.

Насколько мне известно, это полная ерунда. Цель подобных публикаций — обслуживать чужие интересы, не израильские. Не знаю, откуда эта газета добыла такие сведения. Единственный фактор, которому Израиль может быть заинтересован помогать в Сирии, это друзы, из-за израильской друзской общины. Но и эта помощь не связана с созданием пояса безопасности, подобного южноливанскому.

Сирийский конфликт очень сложный и запутанный. Не стоит считать, что Израиль в состоянии установить себе пояс безопасности в Сирии и применить модель, действовавшую в Ливане, в котором была совершенно другая ситуация. Такие предложения могут исходить, скорее, от тех, кто заинтересован в эскалации.

Речь шла, скорее, о том, что у Израиля завязались отношения с сирийскими группировками в приграничной зоне благодаря оказываемой гуманитарной помощи.

Дело не в этом. Ливанская модель, до того, как были построены укрепления и опорные пункты, представляла собой связи с местным населением и поставки им оружия и боеприпасов. Я не думаю, что Израиль заинтересован поставлять оружие кому бы то ни было в Сирии. Слишком высока вероятность того, что война на границе выйдет нам боком в случае такого вмешательства. Я считаю все же, что эта публикация была распространена с тайным умыслом создать образ Ливана 35-летней давности.

Гуманитарная помощь представляет собой полную противоположность этого процесса. Израиль помогает всем, кто приходит на границу и просит о помощи. Израиль не проводит политику оказания помощи отдельным силам. За лечением может обратиться солдат правительственных войск и боец оппозиционных формирований. Нет никакой дискриминации или стремления получить политические очки. Израиль поступает, как моральное государство.

Какую политику следует проводить Израилю на фоне этого перемирия?

Продолжать диалог с американцами и с Россией. Помимо этого, продолжать политику невмешательства. У интервенции, на чьей бы то ни было стороне, будет лишь отрицательный эффект. Необходимо следовать курсом нетерпимого отношения к любым попыткам втянуть Израиль в сирийскую войну, нетерпимости по отношению к обстрелам нашей территории, и не имеет значения, умышленные они или нет, солдаты Асада стреляли или их противники. Израильская территория в этой войне не участвует, и все.

Следует также продолжать координировать действия с самыми главными игроками в Сирии, то есть, с Россией и США. Необходимо делать все возможное, чтобы Иран и «Хизбалла» не приближались к нашей границе, а лучше — настаивать на прекращении иранского присутствия в Сирии. Тегеран стремится сформировать непрерывный пояс из Ирана через Ирак и Сирию в Ливан, тем самым разрезав регион пополам и став самой влиятельной силой региона.

Мы должны сделать все возможное, кроме прямого вмешательства в сирийский конфликт, для предотвращения реализации этого плана.

Беседовал Михаэль Бородкин

ТЭГИ:
Загрузка...