Главный раввин Киева Йонатан Маркович: «Украина – очень произраильская страна»

Сколько в Украине евреев, есть ли там антисемитизм и почему израильский раввин чувствует себя в Киеве как дома – в интервью рава Йонатана Марковича «Курсору».

СПРАВКА «КУРСОРА»

Рав Йонатан Биньямин Маркович родился 21 октября 1967 года в Ужгороде (Украина) в раввинской семье. Его дед по материнской линии служил в городе раввином и шойхетом. В начале 1972 года иммигрировал в Израиль со своей семьей. В детстве учился в хедере и в ешиве Хабада в городе Кирьят-Гат. Затем продолжил обучение в ешиве Кфар-Ганим у раввина Цукера.

В 1986 году поступил на военную службу, после 12 лет регулярной службы был уволен в запас в звании майора. В 2000 году рав Маркович прибыл с семьей в город Киев, где начал создавать образовательные учреждения и проводить мероприятия с общиной. С 2000 года — главный раввин Киева, официальный посланник Любавичского ребе.

Женат. Имеет три высших образования, воспитывает семерых детей.

 

— Ребе, вы давно живете и работаете в Киеве. Поэтому первый вопрос к вам, как к специалисту по Украине: как вы оцениваете нынешние официальные и неофициальные отношения Израиля и Украины?

— Я буду говорить только о том, что я знаю сам, видел лично и лишь то, что почувствовал на себе, как фактический житель Киева на протяжении последних 20 лет, с вашего позволения.

С точки зрения отношения к Израилю официального Киева, то есть, Украины как государства, президент, правительство, чиновники – у всех очень позитивное отношение к нашей стране. Я могу констатировать факт: украинская власть смотрит на Израиль как на страну, у которой нужно и можно учиться.

Конечно, есть политические нюансы, связанные, например, с необходимостью поддерживать отношения с арабскими странами, но это неизбежно, конечно. Тем не менее, можно сказать, что официально Украина сегодня очень произраильская страна. И тенденция такова, что с каждым годом две страны все более тесно сотрудничают, отношения все более теплые.

Очень много людей из Украины бывали в Израиле. Они видели, что можно построить на песке и на камне. Поэтому Украине, как стране развивающейся, этот пример очень подходит. Причем, последние 6 лет это касается и военного аспекта развития государства и сдерживания агрессивных соседей. Потому не только политики, но и простые люди с огромным уважением относятся к Израилю.

— Как менялось (и менялось ли) отношение к евреям в Киеве за время вашего пребывания там?

— Вы знаете, менялось. И значительно. В позитивную сторону, к счастью. Но я сразу хочу подчеркнуть, что антисемитизм появляется там, где этому способствуют (или хотя бы не мешают) власти. Это не зависит от народа, в основном дело в позиции государства.

Если властям нужно спрятать свои ошибки или воровство, они начинают обвинять в этом кого-то. Если пропали деньги, то кто их украл? Конечно, евреи, ведь они самые богатые в мире, все беды из-за них. Это наиболее распространенная почва для рождения антисемитизма.

В Украине этого нет, и сегодня трудно представить подобное здесь. Поэтому, кстати, многие украинцы смеются, когда читают о каком-то антисемитизме в их стране. Обычно в таких случаях тут со смехом вспоминают первые полгода после выборов нынешнего президента Украины Владимира Зеленского, когда премьер-министром был Владимир Гройсман. Два еврея во главе европейской страны – такого никогда не было в мировой истории.

Сегодня у властей Украины очень лояльное отношение к меньшинствам. Нет разделения на крымских татар-мусульман, иудеев, украинцев, русских или цыган. Все они – украинцы для Украины — так это ощущается и воспринимается и в народе. Это очень позитивная черта нынешней Украины, которую необходимо упомянуть. Это объединяет страну, переживающие очень непростые времена.

— Тем не менее, в Израиле многими выходцами из постсоветских стран приято считать, что в Украине достаточно силен так называемый бытовой антисемитизм. Приходилось ли вам лично сталкиваться с ним?

— Да, приходилось. За 20 лет три или четыре раза я ощутил это на себе. Давайте расскажу два наиболее неприятных для меня случая – не шоковые, но достаточно яркие, чтобы я их запомнил.

Первый случай был лет 18 назад на Крещатике. Я заходил в магазин и услышал, как вслед мне молодой парень выкрикнул: «Хайль Гитлер!». Я повернулся и спросил у него: «Что ты кричишь вообще? Ты знаешь, что Гитлер в Киеве убил украинцев больше, чем евреев?» Рядом люди услышали наш разговор и были очень возмущены его выходкой. А парень этот не нашел, что ответить, опустил голову и молча ушел.

Второй случай был, когда мы беседовали с каким-то районным чиновником в Киеве, это была женщина, и мы говорили с ней о сети еврейских школ в Киеве. Обсуждали какие-то вопросы, и она мне говорит: «Так попросите деньги у ваших братьев, чтобы они прислали вам». Я был возмущен невероятно: «А почему мои «братья» должны мне присылать деньги?», спросил я у нее. Ответ был ошеломляющим: «Ну у вас же много денег». Я помню, сказал ей, что если она еще раз подобное скажет мне, я вынужден буду говорить на ее счет с властями. Ну, такая женщина была – очень любила… чаевые, так сказать. Потом она попалась на этом, и поэтому навсегда закончила свою чиновническую деятельность.

Такие вещи бывают. Но я считаю, что из-за двух, трех или пяти подобных случаев Украина может сегодня называться антисемитской страной, это неправильно. Мало того, я могу сказать, что, если возникают какие-то проблемы, они решаются здесь на уровне посла, консула Израиля в Украине или властей Украины практически моментально.

Вы, конечно, помните историю со свиной головой и свастикой в Умани, другие подобные антисемитские выходки, недавнее нападение на синагогу в Мариуполе. Все это было, действительно. Но уровень антисемитизма в стране определяют не подобные случаи, а то, как к ним относятся жители этой страны и, главное, — как реагируют власти.

В Торе сказано, что, когда происходят негативные вещи, их нельзя замалчивать, нужно говорить о них. Но я считаю, что также нужно говорить и о позитивном. И вот вам пример такого позитива: лично у меня есть прямая связь с министром внутренних дел Аваковым. То есть, я в любой момент я могу позвонить ему. По любому поводу, когда нужна помощь властей или правоохранительных органов. Я должен признать, что реагирует он моментально и очень жестко. К сожалению, даже в Израиле не всегда это происходит.

— Почему в Израиле люди часто с предубеждением относятся ко многим вещам внутри и за пределами страны?

— Это политика. В Израиле действительно часто достаточно непростые отношения между разными слоями населения. В русскоязычной среде принято считать, что харедим –нахлебники: не работают, в армии не служат и т.д. Но это же провокация, это неправда. Вот я, например. Раввин, но служил в армии в Израиле много лет, в авиации. Всегда служил в боевых частях.

Я помню случай, когда у нас в 90-х годах появились новые соседи — русскоязычные репатрианты. Мы пригласили их на трапезу в шабат. И вот сидим — разговариваем, и тут женщина, которая в Израиле без году неделя говорит, что это же проблема, харедим живут за счет нас, не служат и все прочее. Я молча поднялся, пошел и принес из шкафа свою форму: награды, погоны, все как положено. Показываю и говорю ей: и сосед наш религиозный тоже служил. Так вы представляете, она до конца не поверила мне, пока утром не увидела, как меня в форме забирает военная машина, представляете? Только после этого она перестала всех харедим причесывать под одну гребенку, как говорят в Киеве.

Поэтому я считаю, что израильтянам надо научиться отделять жизнь от политики. Это касается множества предубеждений, как о процессах и явлениях внутри страны, так и за ее пределами.

— Есть ли у вас данные о том, сколько евреев сегодня проживает в Киеве? Сколько израильтян: студентов, работающих?

— К сожалению, нет статистики по этому поводу. Точно могу сказать, что в Украине сейчас работают очень много израильтян, меньше студентов, но они тоже есть. Если говорить о студентах, то связано это, прежде всего, с дешевизной обучения – за 3-5 тысяч долларов тут можно получить неплохое образование: медицинское, инженерное. Потом лишь подтвердить диплом в Израиле, сдав экзамены, и все.

Что касается работающих израильтян, то здесь очень много наших айтишников. Например, в Киеве недавно заработала онлайн система Kyiv Smart City (концепция «идеального города» — система Smart City, при которой существующие ресурсы городских служб используются наилучшим образом, обеспечивая максимальную безопасность городской жизни. – Ред.), которую делали наши (и украинские, и израильские) специалисты. Это совершенно уникальная система, которая объединила в себе лучшие последние разработки. Это и безопасность, и экология, и городские службы, и проезд в транспорте, и все услуги для горожан и гостей. В общем, есть чем гордиться и Израилю, и Киеву.

Конечно, сегодня в Киеве намного меньше израильтян, чем было в «нулевых» годах – 2003-2008. Тогда в Украине был бурный рост, строительный бум, страна развивалась очень быстро, пока не грянул мировой кризис 2008 года. Последние годы ситуация была похожая: был значительный рост, преференции бизнесу, зарубежным инвесторам, электронные тендеры, внедрение онлайн регистрации бизнеса. Но сейчас снова политическая ситуация неопределенная и совершенно непонятно, что будет дальше. Сейчас серьезные финансовые сложности в Украине, хотя мои друзья финансисты говорят, что экономика достаточно сильная и выдержит. Украина имеет огромный потенциал для развития. Однако из-за нынешних проблем наших соотечественников сейчас в Киеве поменьше.

Что касается количества евреев в Украине – нет никаких данных. Все, что я скажу вас сейчас – это будет «от потолка». Одни говорят, что здесь 10 млн евреев, другие, что 10 тысяч. И то, и другое — это крайности. Могу сказать, что до введения карантина, синагоги в Киеве и других городах Украины отлично наполнялись. Сейчас мы, конечно, запретили приходить молиться в синагоги.

 — В прошлом году Израиль и Украина подписали договор о зоне свободной торговли между странами. Украина ратифицировала его, Израиль должен сделать это буквально на днях. Как вы считаете, какой из двух стран более выгоден этот договор?

— Однозначно обе страны выиграют от этого договора. Израиль обладает технологиями и знаниями, которые очень нужны Украине. Украина обладает потенциалом, людьми и также знаниями во множестве сфер, которые очень пригодятся Израилю.

Очень простой пример: в Израиле достаточно дорогие продукты питания, а в Украине как раз наоборот. Если Украина сможет поставлять свою продукцию в Израиль, то постепенно в Израиле станут снижаться цены.

А вот здесь уже есть и доля моей ответственности. Ведь многие продукты в Украине не кошерные. Точнее, не имеют сертификата о кошерности. Так как я главный раввин Киева, то это моя прямая ответственность. Часто бывает так, что товар полностью соответствует всем нормам и не нужно никаких изменений, чтобы получить сертификат. Иногда мы указываем на то, что нужно изменить, чтобы продукт стал кошерным. Я думаю, что с открытием зоны свободной торговли работы у нас значительно увеличится.

— Что еще входит в ваши обязанности как главного раввина Киева?

— Много всего, на самом деле. Например, я веду раввинатские суды. Фактически это не суд, конечно, а то я потом буду виноват перед украинскими властями, но полноценное разбирательство. Например, ко мне приходят супруги, чтобы я рассудил, кто из них неправ или почему у них проблемы. Тут люди меньше ходят к психологу, чем к раввину! В минувшее воскресенье ко мне пришли два партнера по бизнесу, и они не смогли договориться, так мне таки пришлось их рассудить по справедливости. Причем, приходят не только и не столько евреи. Часто только один из группы еврей, остальные просто согласились с тем, что раввин все по совести рассудит и плохого не посоветует. Несколько раз приходили люди, вообще не имеющие никакого отношения к еврейству. Так что я стараюсь быть авторитетным третейским судьей для всех, кому нужна помощь.

Напомним, ранее мы писали о том, как Йонатан Маркович поделился с еврейской общиной Америки тем, как обстоят дела у евреев Украины.

ТЭГИ:
comments powered by HyperComments