Лилианна Лунгина: еврейская девушка, которая заставила всю страну цитировать Карлсона

Лилианна Лунгина и Астрид Линдгрен фото

Пеппи Длинныйчулок, Карлсон с крыши, Эмиль из Лённеберги, дочь разбойника Рони — Астрид Линдгрен, негодуя, что советская власть не платила ей отчисления с публикаций, всё же признавала, что такой популярности, как у советских детей, её книги не достигли нигде за пределами Швеции.

И это было, без сомнения, результатом работы Лилианны Лунгиной, но сначала переводчице, которую теперь вспоминают не иначе, как блистательную, отказывали во всех издательствах, передает goodhouse.ru.

Лили Имали

Лилианна родилась в двадцатом году в советской еврейской семье. Её отец, Зиновий Маркович, работал торговым представителем. В двадцать пятом году он получил задание ехать в Берлин — закупать промышленное оборудование. Провести в Берлине предстояло несколько лет, так что с Зиновием поехало всё семейство Марковичей. Очень скоро Лилианна научилась бойко говорить и читать по‑немецки.

В тридцатом году отец уехал в СССР и… обратно его не выпустили. Это было внове, казалось странным, пугало. Мама Лилианны, Мария Либерсон, испугалась. На всякий случай переехала во Францию — прямо в Париж. Чтобы на что-то жить, открыла кукольный театр «Петрушка».

Лилианна представляла там вместе с мамой, под именем Лили Имали. Дела пошли так хорошо, что вскоре Лилианну перевели учиться в более престижную школу. Тем более, что на французском она тоже быстро начала говорить свободно.

Поняв, что к своим не выбраться, он дождался, пока будет достроен дом, на квартиру в котором он вносил деньги, и вызвал дочь и жену к себе. Лилианна увидела Советский Союз в четырнадцать лет. Воспоминания раннего детства стёрлись из её памяти, и всё было внове. Как вспоминала сама переводчица, что-то вокруг вызывало её отторжение.

Тем не менее жизнь самой Лилианны шла скорее гладко. Мама познакомилась со вдовой Волошина — и Лилианна летом ездила в Коктебель, читала стихи Серебряного века. В своё время окончила школу, поступила в институт, потом отучилась в аспирантуре — где выучила три скандинавских языка. Начала работать: преподавала французский и немецкий, но в советской системе ей было душно.

Лилианна со временем поняла, что хочет жить и работать, не встраиваясь в иерархию. Например, переводчицей.

Жизнь как перевод

Шли пятидесятые годы. В издательствах ей заявляли напрямую: у нас на евреев лимит. И он уже заполнен, потому что и без вас есть переводчики, которым есть надо. Вот разве что вы с какого-то совсем экзотического языка станете переводить.

Шведский считался достаточно экзотическим. Так в руках Лилианны оказалась книга с лаконичным заголовком: «Карлсон на крыше». И Лилианна буквально влюбилась в текст и его героев. Они были такими обаятельными! Об авторе Лунгина — она давно уже была замужем — не знала ничего. Решила почему-то, что это — молоденькая девушка, и в рецензии к книге пообещала ей успех. Только позже стало известно, что книги Линдгрен давно переведены на тридцать языков мира, а сама она — лауреатка премии Андерсена.

Особенностью перевода Лунгиной были одновременно точность и живость. Прямой, дословный перевод фразы с оригинала на русский часто терял ту естественность, которая была у него на шведском (или немецком, или французском) языке. Заменять диалоги своими в переводе недопустимо. Лунгина искала — и находила — способ передать разговорную речь и верно, и сочно, не превращая её в «книжную». В результате фразочки «получали крылышки» — уходили в народ популярными цитатами.

В доме у Лунгиных при этом могли читать повести запрещённых писателей, ещё неопубликованные стихи Евтушенко (сам же Евтушенко и читал), тогда не входившие ещё в школьную программу стихи Серебряного века. Проходили совсем странные встречи.

В отличие от многих легенд СССР, карьеру Лунгиной его развал не подкосил. Она переводила до последнего — до 1998 года. Последний перевод её авторства опубликовали в 2015. Перед самой смертью она успела сняться в документальном фильме о её жизни — «Подстрочник», который затем вышел в виде книги.

Многие из нас могут благодарить Лилианну Лунгину за счастливые моменты детства — ведь она перевела любимые книжки миллионов детей. И так, что они разошлись на цитаты: «А мы тут плюшками балуемся!»

Ранее мы писали, что почитать, если вам нравятся «Голодные игры», а также стали известны книги, продажи которых взлетели во время пандемии.

ТЭГИ:
comments powered by HyperComments