Демократы США: вижу цель, не вижу препятствий. Олег Вишняков

Почетный консул государства Израиль  в Западном регионе Украины. Израильский и украинский предприниматель и меценат. США отменили рабовладение в 1865 году. Однако расовая сегрегация в Америке оставалась ещё долго, пока её законодательно не отменили через 100 лет в 1964 году. Отменить-то отменили, но практически, особенно в южных штатах, сегрегация продолжалась ещё почти десять лет. Постепенно, особенно после мирных маршей лидера Мартина …

Олег Вишняков

Почетный консул
государства Израиль 
в Западном регионе Украины.
Израильский и украинский
предприниматель и меценат.

США отменили рабовладение в 1865 году. Однако расовая сегрегация в Америке оставалась ещё долго, пока её законодательно не отменили через 100 лет в 1964 году. Отменить-то отменили, но практически, особенно в южных штатах, сегрегация продолжалась ещё почти десять лет. Постепенно, особенно после мирных маршей лидера Мартина Лютера Кинга, она стала сходить на нет. Расовая неприязнь, разумеется, существует, но лишь на бытовом уровне — всегда кто-то кого-то не любит: чёрных , евреев, китайцев, и пр. Ничего не поделаешь — человеческая натура.

Как сказал по другому поводу Плеханов, «чтобы выпрямить кривую палку, её надо перегнуть в другую сторону». Вот и перегнули. В 1965 году Президент-либерал Джонсон установил affirmative action (утвердительное действие) — эфемерное название, означающее, что чёрные имеют перед белыми преимущество при поступлении на работу, учёбу, получение пособий, и т.д. То есть, ввёл «позитивную дискриминацию» или сегрегацию наоборот. И пошло-поехало. Негров, до того работящий народ, подсадили на иглу халявы: чёрные матери получали пособие на каждого ребёнка, а потому старались не работать, а рожать от кого угодно и как можно чаще.

Расплодившихся детей никто не воспитывал, а учиться они не желали. Жили на пособия в бесплатных квартирах-«проджектах». Когда эти детишки едва входили в половозрелый возраст, в свою очередь плодили множество таких же неграмотных, неприкаянных и бесконтрольных, сидящих на шее у государства. Среди чёрных росла преступность: наркотики, драки, грабежи, убийства. Халява — это сильный наркотик. Она развращает и вырабатывает ментальность рабской зависимости от дарителя.

В США есть две основные партии: Демократическая и Республиканская. В 19-м веке первая была партией южан-рабовладельцев, Ку-Клукс-Клана, судов Линча и сегрегации. В противовес ей, республиканская партия Авраама Линкольна в Гражданскую войну 1861-1865 годов воевала против южан за отмену рабства. Все четыре миллиона чёрных рабов принадлежали только демократам. Никогда нигде ни один республиканец, ни на Севере, ни на Юге, не имел раба.

27 лет назад, когда весьма бесцветного и унылого Президента республиканца Джорджа Буша-старшего сменил харизматичный молодой Клинтон, демократы наконец дорвались до власти. Власть — штука пленительная, дурманящая, и получив её однажды, хочется держать при себе всегда. Восемь лет Билла Клинтона в Белом Доме были для демократов временем упоения, но будучи людьми вовсе не глупыми, они смотрели в будущее и стали изыскивать способы, чтобы удержать власть как можно дольше, желательно навсегда. И этот способ они нашли. Вот тут-то мы подходим к главной проблеме Америки — к яме, в которую она свалилась и, к моему огорчению, я не вижу сейчас реального пути из неё выбраться.

В Декларации Независимости 1776 года было прописано, что голосовать имеют право только землевладельцы. Когда Президентом избирали Вашингтона, лишь 6% населения могли голосовать. В 1870 году получили право голосовать все мужчины, независимо от расы, в 1920 г. — все женщины, а в 1964 году 24-я поправка к Конституции позволила голосовать каждому, даже если он (она) не платит налоги, то есть не работает. Вот это и есть та яма, куда повалилась страна. Эта поправка значит, что любой разгильдяй, который нигде не работает и работать не желает, имеет такой же голос, как и тот, кто проработал в Америке до пенсии с самого первого дня. На выборах все равны, независимо от своей значимости и вклада. Во всеобщем избирательном праве (один человек — один голос) демократы и увидели свою палочку-выручалочку. Чтобы получить власть нужно набрать как можно больше голосов, поэтому вся последующая история страны — это яростная борьба за голоса избирателей, за возделывание электората.

Республиканцы, будучи партией консерваторов и предпринимателей, старались завоевать голоса через подъём экономики и уровня жизни, так сказать старомодным способом — заработать эти голоса. В полную противоположность им, демократы сообразили, что голоса куда проще купить, чем заработать. «Купить» не в прямом смысле, разумеется, это было бы незаконно, но покупать голоса через халяву, то есть раздавая избирателям всевозможные привилегии: дешёвое жильё, денежные пособия, бесплатную медицину, дешёвую ипотеку, политические подачки, впуская в страну миллионы малограмотных иммигрантов, и так далее.

Естественно, человек, который получает всё даром, будет поддерживать своего дарителя, то есть станет от него полностью зависимым, как зверь в зоопарке становится рабом того, кто его кормит. Халява стоит больших денег, а где их взять? Только облагая налогами тех, кто трудится. Поэтому партийной программой демократов стало перераспределение богатств, говоря проще: «отнять и поделить», что всегда было лозунгом коммунистов. Вот так демократическая партия стала сдвигаться влево. Бывшие рабовладельцы решили вернуться к старому и заполучить сегодня себе в рабство всех жителей США, на этот раз независимо от расы и цвета кожи. Те, кто жили при Советской власти хорошо понимали, что были рабами системы. Рабовладельцем, нашим хозяином, было государство. Именно такой расклад мил сердцу левых американских демократов и он есть их конечная цель.

Республиканцы поняли цель демократов лишь к концу президентства Клинтона, активно взялись за выборы, но промахнулись со своим кандидатом — Президентом стал Буш-младший, совершенно бездарная личность. Он просидел в Белом Доме восемь лет и наделал такое количество глупых ошибок, что вся страна пришла в оторопь и на этой волне недовольства президентом стал Обама. Либеральные дурачки всхлипывали от умиления и восторга: «Как символично, что мы избавились от расизма и выбрали чёрного Президента!» До них не доходило, что бытовой расизм не исчез, а просто обратился — стал из белого чёрным.

Ещё при Буше-старшем левые сообразили, что почву для своей власти надо возделывать загодя, унавоживая её и периодически взрыхляя. Как там учил Ленин? Для захвата власти сначала надо захватить почту, телеграф и телефон. Именно так сделали демократы по современным меркам: они захватили практически всю медиа и индустрию развлечений (Голливуд, Бродвей, газеты, журналы, Гугл, Фэйсбук, и т.д.). Над воспитанием молодого поколения стали трудиться левые профессора в колледжах и университетах (за халявные деньги в виде грантов). Началась невиданная по масштабам промывка мозгов зелёной молодёжи.

Не знаю, выучили ли леваки уроки большевиков, или может внимательно прочитали Джорджа Оруэлла, только хорошо уяснили могучую силу слова — как назовёшь вещь, такой она и станет. Так, они создали лживый язык политкорректности. Слова приобрели иной, угодный им смысл: жулики и воры стали «гражданами с альтернативной моралью», идиоты превратились в людей со «специальным мышлением», негры превратились в «афро-американцев», ретроград стал «прогрессивным», человек, имеющий мнение, отличное от левых взглядов, объявляется «фашистом», а фашисты стали называться «анти-фашистами», и так далее.

Когда восемь лет обамовского президентства подходили к концу, левые полит-технологи разработали плавный переход власти в руки его сподвижницы и единомышленницы Хиллари Клинтон — злобной дамы, коррумпированной до мозга костей, да ещё с воспалённой жаждой власти.

Но вот настал ноябрь 2016 года. Никто не сомневался в победе Хиллари над эксцентричным и болтливым бизнесменом Трампом. Но не случилось, Трамп неожиданно победил. Демократы пришли в ужас — светлое здание их новой системы, строительство которого при Обаме шло полным ходом, зашаталось, засверкали молнии и грянул гром. Катастрофа! Дело вовсе не в том: демократ Трамп или республиканец, а в том, что он, как Петрушка из коробки, возник из совершенно незнакомого им мира свободного предпринимательства. Он ничем не был связан с вашингтонскими бюрократами и никак не зависел ни от какой партии, хотя формально был выбран как республиканец. Левые увидели в нём бомбу замедленного действия и разрушителя всех их устоев.

Многие конгрессмены и сенаторы-демократы отказались признать законность выборов и не явились на инаугурацию Трампа. Такого в истории Америки ещё не было. В стиле своего новояза демократы тут же объявили Трампа новым Гитлером, который незаконно захватил власть, ведёт страну к диктатуре, а стало быть любые меры для его свержения оправданы и моральны. Напомню — непризнание законности смены власти есть начало гражданской войны. Она и началась — пока ещё холодная гражданская война между левыми и всеми остальными. Холодная, потому, что демократы пока не готовы к вооружённому восстанию, а пытаются использовать любые легальные меры для свержения Трампа.

Вижу цель. Не вижу препятствий. Даже если «не видеть» приходится жизни и благополучие американцев.

ТЭГИ:
comments powered by HyperComments