Хоккеисты о жизни в России: «Нельзя свистеть в помещении, нельзя жать руки через порог»…

Североамериканские игроки Континентальной хоккейной лиги (КХЛ) поделились своими впечатлениями о жизни и буднях в России. Эти впечатления интересны, а реакция иностранцев, столкнувшихся с российским бытом, часто вызывает удивление.

Бывший вратарь НХЛ, играющий ныне в КХЛ («Салават Юлаев»), 32-летний Бен Скривенс откровенен:

«В день рождения ты должен обязательно приносить на арену торт, – говорит уроженец Спрус-Гроув, провинция Альберта. – Если ты случайно наступил кому-то на ногу, то должен подставить свою ногу, чтобы тебе наступили в ответ. Что-то вроде око за око. У них очень много суеверий: нельзя свистеть в помещении, нельзя жать руки через порог. Конечно, приезжий не может знать об этом, так что приходится учиться по ходу».

Ну, какой торт, о чем он говорит?

Для заграничных гостей жизнь в России и выступлении в КХЛ может готовить много сюрпризов. И речь идет не только о стиле игры в хоккей, но и о привыкании к особенностям повседневной жизни.

«Почти каждый день происходит что-то, от чего я могу только покачать головой, – добавляет американский нападающий Райан Стоа, который проводит уже четвертый сезон в России, а прежде выступал за «Колорадо» и «Вашингтон»:

– Почти каждый день происходит нечто такое, что я не могу поверить в реальность происходящего».

Мы говорим о КХЛ, где, по словам 34-летнего защитника Джеймса Висневски: «Нормальное – не нормально, а ненормальное – норма».

Наверное, это фраза многое объясняет. Как, к примеру, тот случай, как перед одной из тренировок казахстанского «Барыса» в жертву был принесен баран. Зрелище, которое смогли вынести далеко не все хоккеисты из Северной Америки.

«Пожалуй, это самая безумная история, которую мне доводилось слышать, – оценивает канадский форвард Жильбер Брюле. – Я не мог поверить своим ушам, когда впервые узнал об этом».

Действительно, жертвоприношение на льду – это апогей безумных историй из КХЛ, но существует еще множество удивительных случаев из повседневной жизни второй по силе лиги в мире. Висневски вспоминает, как игроки ставили сами себе капельницы, а ВойтекВольски даже ведет специальный блокнот в своем телефоне, записывая туда все удивительные истории, которыми он потом хочет поделиться с друзьями.

«Ты должен быть готов ко всему, – подтверждает Вольски. – Я всегда говорю, что все кажется возможным и все кажется невозможным в то же время, в тот же день, в тот же час».

Но существование в КХЛ сулит и более серьезные неудобства. Некоторые игроки не получают зарплату, потому что клуб не может верно распорядиться бюджетом.

Скривенс настаивает, что может свыкнуться с 99 процентами культурных, личностных и профессиональных различий, которые гнетут некоторых его коллег из Северной Америки.

Для бывшего защитника в «Рейнджерс» Мэтта Гилроя дебют в КХЛ выпал на его день рождения. Все новые партнеры долго удивлялись, почему он не принес торт в четь праздника. Они со Стоа уже привыкли к традиции жать всем руки каждый день, если ты только не спал прошлой ночью с человеком в одной комнате, начиная с игроков и заканчивая водителями автобусов и обслуживающим персоналом.

А ведь есть еще и истощающие двухмесячные предсезонные сборы.

«Эти тренировочные сборы – одно из самых сложных испытаний в моей жизни, – развивает тему Брюле. – На протяжении двух месяцев ты тренируешься по два или даже по три раза в день. Выходишь на лед, потом отправляешься в зал, затем обед… и все по новой».

Несмотря на все эти страшилки и странности, Стоа отмечает, что в общей сложности КХЛ оставляет приятное впечатление. Правда, выступать за финский «Йокерит» или богатые питерский СКА или московский ЦСКА – это несколько другой опыт, чем жить в Тольятти, Магнитогорске или Челябинске.

«Любимая игра, обожание болельщиков, все это скрашивает сложности жизни. Мы живем лучше многих и многих граждан этой страны, понимаем это», — признается один из иностранцев.

Гилрой отмечает, что большой проблемой является языковой барьер. Пусть некоторые клубы и нанимают переводчиков. Большинство тренировок проходят на русском.

Однако, с какими бы странностями не сталкивались иностранцы в КХЛ, существует одно место, где хоккеисты чувствуют себя совершенно уютно.

«Когда ты выходишь на лед, то забываешь обо всем. Эта игра одинакова для всего мира, – заключает Гилрой. – И комфортнее всего ты ощущаешь себя, когда оказываешь на льду. Вне ледовой арены ты можешь ощущать себя несколько потерянным, но, вновь гоняя шайбу по льду, твоя жизнь возвращается в нормальное русло».

Слова о хоккее самые верные и точные из всех, согласимся с ними в первую очередь.

Спортивный комментатор «Курсора» Марк Любовин

ТЭГИ:
Загрузка...