La Règle du Jeu: как вернуть исламских террористов во тьму жизни «бесславных людей»

La-Rgle-du-Jeu---kak-vernut-islamskih-terroristov-vo-tmu-zhizni-besslavnih-lyudey

«Есть по меньшей мере три причины сделать анонимными джихадистов, совершивших теракт, — пишет на страницах La Règle du Jeu французский философ и писатель Бернар-Анри Леви. — Первая в том, что озвучивать их имена, вновь и вновь распространять фотографии их лиц — живых и тем более мертвых, делать из них мировых знаменитостей в этом спектакле, которым в эпоху всемогущей визуальности является террористическая война, — значит снова и снова удовлетворять одно из их заветных желаний». Случайно ли «серийный убийца из Ниццы» оставил в своем грузовике, на самом виду, свое удостоверение личности? — спрашивает Леви.

«Вторая причина: изучать детали, как, впрочем, мы и делаем, этих зомби-жизней, разматывать нить, которая ведет от непременно «несчастливого» детства к радикализации, в основном «молниеносной», задерживаться на так называемой загадке монстра, который вместе с тем был хорошим отцом, довольно обычным мужем, милым соседом, всегда готовым помочь, — это самый короткий путь к тому, чтобы сделать зло банальным, а давно известно, что это одна из самых страшных опасностей. Зачем знать, например, что убийца из Сен-Этьен-дю-Рувре обладал «отличным характером»? — продолжает писатель. «В этой бесконечной и часто ничтожной хронике ужаса отчасти содержится способ разоружить нашу совесть и под предлогом демонстрации «лица преступления» сделать нас слепыми к невыносимому и оскорбительному…»

Наконец, третья причина. «Эта неустойчивая смесь банализации и героизации, способ сообщить нам одновременно о том, что эти люди обычные, и о том, что они связали свою судьбу с незабываемыми деяниями, будет иметь последнее — и худшее — следствие: эффект воодушевления, приглашение слабым духом последовать этому примеру и перейти к действиям», — пишет Леви.

Механизм, по словам автора, хорошо известен. «Именно его описал Рене Жирар, когда — задолго до того, как разрослась разрозненная сеть джихадистов, — он подчеркнул неизбежно миметический характер насилия в целом и терроризма в частности», — говорится в статье.

Как раз против этого выступал в эпоху Красных бригад Маршал Маклюэн, напоминает Леви: поэтому он и предлагал замалчивать действия вооруженных группировок. «К этому же выводу пришли еще раньше, в конце 90-х годов предшествующего столетия, свидетели первой великой волны терактов, которую знала современная Франция», — отмечает автор.

«Терроризм в эпоху радикального исламизма, очевидно, достиг других масштабов изощренности и ужаса», — продолжает писатель. «Но сохранился принцип этого смертоносного заражения, этого, кажется, бесконечного вируса, переходящего от тела к телу, этой цепной реакции имен, вдохновляющих других и вдыхаемых ими».

Никто, конечно, не выступит с заявлением, что достаточно будет не называть эти имена, чтобы разорвать цепь симпатии и подражания, пишет Леви: во-первых, так называемые социальные сети сильно ограничивают власть цензуры, во-вторых, у джихадизма есть и другие корни, уходящие в историю.

Но, продолжает Леви, «разве не было бы уже хорошо, если бы инженеры Мнений, перестав писать истории с продолжением о подлости, попробовали бы хоть это, чтобы остановить один из моторов той машины, которая сегодня запущена на полную мощность?»

«На войне как на войне, — заключает он. — Нужно великое соглашение между СМИ, сводящее упоминания о преступниках только к самому необходимому. Нужно — в противоположность всем их героическим и подражательным появлениям на сцене, где мы ими любуемся, — вернуть джихадистов во тьму жизни «бесславных людей».

Бернар-Анри Леви | La Règle du Jeu

ТЭГИ:
Загрузка...