Le Temps: как исламские террористы используют Telegram

phransua-phiyon-oputan-penelopageytom

Приложение Telegram, с помощью которого нападавшие из Сен-Этьен-дю-Рувре сообщили о своих кровавых планах, стало настоящей находкой для террористов. Легкость в использовании и высокая защищенность позволяет им общаться, координировать действия и вести пропаганду.

Выяснение обстоятельств теракта в Сен-Этьен-дю-Рувре, во время которого погиб священник Жак Амель (Jacques Hamel), привело следователей в лабиринты сервиса Telegram. Это приложение (100 миллионов пользователей в мире и 15 миллиардов сообщений каждый день) может похвастаться гибкостью (тут есть как частные, так и публичные чаты) и конфиденциальностью, что особенно важно в странах с репрессивным политическим режимом. Французские исламисты, по всей видимости, не собираются проходить мимо таких возможностей. В первую очередь это касается убийцы отца Амеля Аделя Кермиша (Adel Kermiche) и Абделя Малика Петижана (Abdel Malik Petitjean). «Начатое следствие интересно тем, что охватывает две важнейших стороны джихада: нарциссизм и личностный характер преступного деяния и взаимосвязь терроризма с массовыми коммуникациями», — отмечают в полиции.

Кровавое реалити-шоу

Судя по первым выводам следствия, Адель Кермиш и Абдель Малик Петижан познакомились через Telegram. Сотрудникам подразделения по борьбе с терроризмом удалось выяснить, что впервые они установили контакт 22 июля, то есть за четыре дня до преступления. На следующий день живший в Савойе Петижан решил отправиться к Кермишу, который тогда находился под судебным надзором в Сен-Этьен-дю-Рувре. Первую ночь Петижан провел в доме Кермишей, а затем перебрался в их сад и, наконец, парк. «Самое удивительное в том, что хотя их телефоны находились совсем рядом, они все равно продолжали активно переписываться», — подчеркивает осведомленный источник.

Оба террориста рассказывали о своих планах другим знакомым. Петижан поделился в Telegram с двоюродным братом Фаридом К. (в воскресенье его взяли под стражу), а Кермиш выкладывал аудиообращения в группе из 200 человек. Как писал l’Express, они были предельно жестокими («Берешь нож, идешь в церковь, устраиваешь резню. Бинго. Отрезаешь две-три головы, и все супер») и содержали призывы поучаствовать, как в каком-то кровавом реалити-шоу («Я предупрежу вас заранее, за три-четыре минуты. Когда все начнется, нужно будет выкладывать в прямом эфире»).

Сейчас следователи работают по контактам Кермиша и Петижана в Telegram. По их словам, «эти двое были не одни». Кроме того, на них (во всяком случае, на Кермиша) мог повлиять иностранный проповедник.

Целевая аудитория

С точки зрения Исламского государства выбор Telegram в качестве главного средства связи был отнюдь не случайным. Организация нашла хороший вариант для информирования сторонников и распространения пропаганды. Приложение включает в себя функционал как мессенджеров для личной зашифрованной переписки (вроде WhatsApp), так и социальных сетей (каналы публичного распространения). Первая функция может использоваться для подготовки операции в мельчайших подробностях (так поступили Петижан и Кермиш), тогда как вторая нужна, чтобы публиковать официальные сообщения или самому быть в курсе событий.

Публичные группы представляют собой наиболее заметную часть приложения. С учетом их модели распространения, они предлагают одновременно целевое и безопасное пространство. Если в Facebook и Twitter страницы ориентированы на самую широкую аудиторию, в Telegram исламисты обращаются к куда более узкой группе людей. «Их основная задача — проинформировать сторонников, — объясняет французский эксперт по исламизму Ромен Кайе. — Это внутриисламистское средство связи. Одни пытаются распространить информацию, другие — ее получить». Так, например, связанное с ИГИЛ информационное агентство «Амак» создало в понедельник днем новый канал в Telegram.

Всего через несколько минут там появилось первое сообщение в виде новостной заметки: «Срочно. Вчера вторая операция мученика с заминированным автомобилем была направлена против собравшейся на перекрестке в Ниневии группы иракских военных». Затем появилась новость о ракетном обстреле на севере Сирии… Всего за семь минут на канале (в тот момент на него были подписаны более 200 человек) было выложено семь сообщений. Каналы подобного рода называют себя «настоящими» источниками информации в отличие от традиционных СМИ, которые в ИГ считают неверными.

Готовый набор сторонника ИГИЛ

Так, например, один из них, Fighting Journalists, выкладывает отчеты о терактах (на английском языке), фотографии сирийского конфликта и убитых движением людей, карты оккупированных исламистами зон, а также ссылки на видео проповедников, которые призывают к вооруженной борьбе. Иначе говоря, готовый идеологический набор любого хорошего сторонника ИГ. Обычно в них насчитывается не больше нескольких сотен пользователей (600 у Fighting Journalists), и только администратор видит ники подписчиков. Такая мера предосторожности позволяет проверить личность участников. Однако обычно такие каналы работают недолго.

Когда пытаешься разобраться в них, возникает странное ощущение заброшенности. Одни не обновлялись по несколько недель, а другие были удалены и вновь созданы уже под другим названием, чтобы избежать надзора. Так, всего через день после открытия официальный канал агентства «Амак» уже стал недоступным.

Для разведслужб шпионаж за мессенджерами вроде Telegram (WhatsApp, Signal, Viber, IMO) стал одной из важнейших задач. Теперь их досконально изучают, когда требуется «проверить» окружение новой цели. Главная трудность тут не потеряться в нагромождении аккаунтов и псевдонимов, которыми иногда может пользоваться один человек, чтобы скрыть следы. «Самое простое и прямое решение, которым мы зачастую пользуемся, это тайное общение с близкими, — говорит один сотрудник полиции. — Если они опасаются, что какой-то член семьи мог увлечься радикальной идеологией, то могут пойти на сотрудничество и предоставить аккаунты и пароли». Но хотя для Facebook и Twitter этого достаточно, Telegram привязан к номеру телефона и отсылает проверочные коды в случае внешнего подключения, поэтому следователям нужен и сам смартфон.

Telegram придется вводить цензуру?

Пусть этот сервис и стал находкой для ИГ, в джихаде он коренным образом ничего не меняет. «В теракте важен не только сам факт преступления, но и порожденная им глобальная информационная волна, — отмечает эксперт по исламизму Абдель Азим эль-Дифрави (Abdelasiem El Difraoui). — джихад всегда питался вниманием СМИ. Сегодня уже больше не нужно проводить операцию масштабов 11 сентября, чтобы попасть на первые полосы газет по всему миру. При существовании Facebook, Twitter и WhatsApp простого твита об убийстве достаточно для создания волны, потому что сообщение копируется повсюду. Таким образом, в появлении исламистов в Telegram нет ничего удивительного. Они лезут в любое пространство, которое позволяет им распространять их идеологию. Тем самым они продвигаются вперед так же быстро, как и технологии, вынуждая законодателей плестись в хвосте». По мнению Ромена Кайе (Romain Caillet), Telegram естественным образом пришел на смену Facebook и Twitter после того, как их руководство усилило меры цензуры против ИГ в 2014 году: «После еще одного-двух терактов Telegram будет вынужден сделать то же самое». После терактов в Париже в ноябре 2015 года администрация Telegram закрыла 78 связанных с ИГ аккаунтов. Но их место, без сомнения, займут другие.

Вилли ле Девен, Гурван Кристанаджая, Le Temps, Швейцария

Оригинал публикации: Comment les djihadistes utilisent la messagerie Telegram

ТЭГИ:
Загрузка...