Люди – как  боги, или Моисеевцы

Шедевры – для них это просто повседневность. Совершенство – их атмосфета.  Судьба. Их  танец не меркнет.  Он протуберанец. Звездный дождь.  Моисеевцы – в Израиле!

…Едут по степи пастухи гаучо.  Их трое. Бравада, юмор, гордость, задиристость, ощущение ветра в лопатках, право  на этот  неоглядный  простор… Спектакль-танец каждый раз взрывает мозг, и неотрывно следишь за каждым шагом, броском  ножа и пируэтом, и помнишь (как же без этого!) как это почти на грани реальности танцевали корифеи Санкин-Голованов- Ходжаян. И видишь, как сохранили и изменили этот бег — спор молодые, новые «пастухи»…  Из  движения растет рассказ, — так вышло, что  кудесник Моисеев поведал  этим танцем  больше, чем про обычаи и нравы гаучо можно почесть в книгах… Свистит, летит, ходит волнами,  завораживает «Яблочко» — эта живая классика,  этот танцевальный манифест силы, славы, ловкости.  И хочется в пляс, и прекрасный зал нашей израильской оперы несется и радуется темпу,  азарту, стихии, перед которой отступает  боль и  грусть.

Всезнающий и всеведущий Дмитрий Быков считает самым лучшим антидепрессантом Чехова. И он прав. Тяжко на душе – читай Чехова. Если даже не пройдет депрессия – все равно польза для ума. Я сегодня поняла, что есть еще один чудесный рецепт от тоски – ансамбль Игоря Моисеева, юный, динамичный, завораживающий танцами и тем счастливым, терпким,  почти не существующим в природе зельем, которое зовется  творческой неповторимостью. Можно танцевать лучше или хуже, можно искать сложные хореографические приемы или одухотворять многозначительные паузы- уникальность  нельзя разучить или просто себе присвоить. Она дается талантом и  трудом, и еще она – свыше. Уникальны египетские пирамиды, Джоконда, и звучание грузинских хоров. И совершенно уникальны моисеевцы.

Очередной визит в Израиль  феноменального ансамбля танца имени Игоря Моисеева вызвал огромный интерес. Залы полны. Публика заинтригована.  Зрители в зале делятся на две категории – те, кто только слышал, немного знает,   почти не видел –и те, кто знает все. То есть все совершенно –историю,  репертуар, звездных солистов прошлых  лет.

…Летят — кружатся живые колеса-узоры, мчатся  вихрем танцовщики в классическом, эталонном  русском хороводе, взлетают коралловые юбки, хоровод цветет улыбками, излучает радость,  удаль и сила танца, очарование и энергия идут в зал. Этот концерт – на все вкусы, на все характеры. В концерте- полотне  соединяются прошлое и  день нынешний.  Всего много – и все очень разное.

Моисеев научил многие народы танцевать свои национальные танцы. Этот рафинированный  Мефистофель танцевального космоса, Гауди танца  придумал планете еще один язык.  Причем- понятный и объединяющий.  Шедевры, образцы для подражания, отточенные слова-движения  умел сотворить только он. Взяв шаг, стиль, ментальные особенности,  даже сказовую интонацию того  или иного народа, Моисеев создал образцы  академического фольклора. И потому у его детища-ансамбля такой всемирный авторитет. Статус живого музея. Точно знаю, что белорусская «Бульба», да и все последующие танцы «терпеливых и скромных» белорусов – моисеевская пластическая архитектура, он нашел, вывел формулу, дал прием, вдохнул свет…

Глинковская «Арагонская хота» ассоциируется только с этим каскадным, обескураживающе энергичным, нарядным плясом, и он совершенно оттуда, из Испании, будто языку молодого, еще задорного  и задиристого   Гойи нашел точный танцевальный аналог…

Сюита «Танго «Del Plata» (хореограф Лаура Роатта) — новая, совсем свежая в репертуаре. Ее организаторы гастролей вынесли, как титульный, главный символ  программы.  Она  немного аморфная, в ней нет гипноза и мощи, звездного напряжения того ансамбля Моисеева, который мы знаем и который нас покоряет. Это танго – не уникально.  Оно не возносит коллектив к звездам. Нет гибельности и надрыва, нет самосожжения. Это крепкая постановка, картинная,   декларативная. В ней всего вроде много – и все можно заменить на нечто другое, причем ни смысл, ни драматургия при этом не пострадают.

«Сиртаки» — стойкое украшение программы. Благородный, мощный, с гипнотическим ритмом и узором, этот танец наполняет душу благоговейным светом.  Он уникален и грандиозен. Возможно, на фоне колонн храма он и не очень органичен, но это – как и все эти заметки –сугубо мое мнение…

Идеальная цветистая шутка «Табакэряска» (в ней когда-то блистала нынешний худрук коллектива, прекрасная Елена Щербакова!) всегда радует и заставляет таять  сердце. Смешная, легкая, неповторимая, эта миниатюра словно на недолгое время переселяет в Молдавию, и все становятся молдаванами, и весь зал счастливо смеется…

Счастье видеть красоту, наслаждение от встречи с высоким качеством, талантом,  поиском и пиететом к тому, что рождено,  путешествие в большой мир на ковре-самолете танца – это моисеевцы.  Как хорошо, что они приезжают к нам, как же безоговорочно устраняют всякую депрессию!

Инна Шейхатович

ТЭГИ:
Загрузка...