“Маарив”: от чего зависят дипломатические отношения Израиля с крупными державами?

NRG--pochemu-neizlechimo-bolnim-starikam-sleduet-pozvolit-dobrovolniy-uhod-iz-zhizni

Политический обозреватель газеты “Макор Ришон” и информационного портала NRG Ариэль Кахана категорически не согласен с утверждением представителей левого идеологического лагеря, согласно которому мир видит Израиль исключительно через призму палестино-израильского конфликта.

Этот тезис опровергает дипломатический опыт еврейского государства в течение последних 25 лет.

Цифры не лгут, пишет Кахана. Дипломатическое сообщество отмечает в эти дни  25-летие установления дипломатических отношений между Израилем и Индией. На первый взгляд, эта дата не должна вызывать особых эмоций. Индия – далеко не единственное государство, двадцатипятилетие установления дипломатических отношений с которым отмечает в эти дни Израиль. Длинный ряд восточно-европейских, азиатских и африканских государств (среди них Россия и Китай) заключили или восстановили с нами дипломатические отношения в самом начале 90-х годов. С те пор в СМИ распространен тезис, в соответствии с которым бурный расцвет дипломатических связей принесли Израилю Норвежские соглашения, заключенные в 1993 году.

Однако даты свидетельствуют о том, что это неверно, подчеркивает автор статьи на портале NRG. Договор с ООП был подписан в сентябре 1993 года, а дипломатические связи со всеми, перечисленными выше, государствами были установлены за один или два года до этого. Что же в таком случае стало причиной столь драматического поворота в этой сфере? Основным фактором стало крушение коммунистического блока. Как только рухнул железный занавес и распался Советский Союз, в течение короткого времени десятки стран заключили с Израилем дипломатические отношения. Параллельно (и одновременно в связи с распадом СССР) фактически прекратил свое существование арабский экономический бойкот Израиля, что позволило крупнейшим международным компаниям войти на израильский рынок.

Но был еще один важный фактор, пишет Ариэль Кахана. Несмотря на то, что Израиль был маленьким государством, почти лишенным ресурсов, преодолевавшим многочисленные вызовы, к началу 90-х годов он сумел создать сверхсовременную технологическую экономику. Он стал страной, у которой есть что купить, и которой есть что продать. Твердость и настойчивость израильского правительства под руководством премьер-министра Ицхака Шамира, защищавшего свои позиции, также вызывали уважение у других стран. Таков наш мир: в нем уважают силу.

Затем наступили времена соглашения в Осло, а еще через десять лет — размежевания с Газой.  Левые утверждали, что готовность Израиля идти на тяжелые внутриполитические шаги, включая изгнание собственных граждан из своих домов, стратегические  уступки врагам, принесет стране политическую и экономическую выгоду на международной арене. И действительно после заключения Норвежских соглашений Рабин и Перес получили Нобелевскую премию мира, а ряд международных компаний пришли на израильский рынок. Заголовки иностранных СМИ были позитивными по отношению к Израилю.

Однако то, что в краткосрочной перспективе выглядело, как политический дивиденд, оказалось провалом в перспективе долгосрочной. Когда Арафат нарушил Норвежские соглашения и начал против израильских граждан террористическую войну, никто в мире не одобрил военные меры Израиля, предпринятые для защиты своих граждан. Так что не только с политической, но и с точки зрения безопасности, израильские уступки себя не оправдывают.

И уж точно они не приносят пользу отношениям Израиля с большинством стран мира. Россия, Китай, Япония, Индия и другие державы не увеличат и не уменьшат свои инвестиции в Израиле в зависимости от того, что он сделает или не сделает Абу-Мазену. Связь Израиля с каждой из этих стран отныне будет зависеть исключительно от прямых отношений между двумя государствами.

Ариэль Кахана, NRG, 30.01.2017

 

ТЭГИ:
Загрузка...