“Маарив”: Ури Авнери – противоречивая фигура израильской истории

Автор газеты “Маарив”, публицист Хаим Мисгав, воспоминает недавно ушедшего журналиста и политика Ури Авнери, которого считает крайне противоречивой фигурой в израильской истории.

Ури Авнери несомненно был первопроходцем в сфере журналистики, признает Мисгав. Издававшийся им журнал “Ха-олам ха-зе” (“Этот мир”) проложил особый, ранее неведомый в израильских масс-медиа, маршрут. Многие любили язык, которым писались статьи и репортажи в этом издании. Необычным для своего времени был раздел сплетен и историй про известных персон из мира политики и искусства. Молодое поколение журналистов многому научилось у Авнери – новаторство стиля, репортерская дерзость. Это был очень тель-авивский журнал.  Политическая составляющая журнала была гораздо менее впечатляющая, полагает Мисгав. Поскольку Авнери никогда не был последователен в своих взглядах. Его желание включить еврейское государство в то, что он именовал “семитским пространством”, никогда не выглядело реалистическим. Арабы вступили в войну 1948 года не для того, чтобы интегрировать евреев в географическом пространстве, в котором они не видели места для них.

Поэтому, пишет автор “Маарива”, было странно читать некрологи, посвященные Авнери, где ему приписывается некая внятная политическая доктрина, которой у него отродясь не было. Во всяком случае до Шестидневной войны 1967 года. Политические позиции Авнери менялись время от времени, порой казалось, что его воодушевляют самые безумные идеи. В своих фантазиях он видел некое  “семитское”, “ханаанское” геополитическое пространство, в которое постепенно интегрируется еврейское государство. Эта идея даже привела его к поддержке Шестидневной войны, в которой он разглядел возможность создания подобного пространства. Ему казалось, что можно объединить все эти территории в некое подобие конфедерации, где будут изжиты все колониальные пережитки. Так например, еврейский характер Израиля и закон о возвращении не смущали Авнери, однако одновременно он выступал в поддержку арабов Галилеи и Негева.  В любом случае на ранних этапах его деятельности многие гражданские сражения Авнери были в основном справедливыми.

Но то, что произошло после Шестидневной войны, было далеко за пределами общеизраильского консенсуса. Авнери стал сотрудничать с организациями, которые откровенно призывали к уничтожению государства Израиль. Его встреча с Арафатом в Бейруте в разгар Первой Ливанской войны открыла путь к легитимации главы террористической организации, на руках которого было много еврейской крови, что в итоге привело к соглашению в Осло, а затем к гибели сотен израильтян.

Тысячи невинных людей заплатили жизнью за безумные фантазии людей, подобных Авнери.

Хаим Мисгав, “Маарив”, 27.08.2018

ТЭГИ:
Загрузка...