Неизученная жестокость мужского либидо

Многочисленные откровения о таких фигурах, как Билл Косби, Роджер Эйлс, Харви Вайнштейн, Луи Си Кей, Эл Франкен, Чарли Роуз и Джон Лассетер, «вынудили мужчин трезво взглянуть на то, о чем они совершенно не любят думать, — о природе мужчин в целом», — пишет в статье для The New York Times канадский писатель и журналист Стивен Марч.

Но даже теперь «почти всем мужчинам неинтересно или неохота решать фундаментальную проблему — вопрос о часто некрасивом и опасном характере мужского либидо».

«На протяжении почти всей истории человечества мы воспринимали подразумеваемую жестокость мужского либидо как нечто само собой разумеющееся», — пишет автор. Радикальная феминистка Андреа Дворкин заметила, что единственный вид секса между мужчиной и женщиной, возможный без насилия, — это когда пенис находится в неэрегированном состоянии.

Марч отмечает: «Очевидно, что между желанием и его осуществлением есть граница, и некоторые преступают ее, а другие нет. Но эта граница существует для каждого мужчины. И пока мы не осмыслим этот факт коллективно, публичная дискуссия «после Вайнштейна» начнется с умалчивания и неискренности».

«Мужское либидо и сопутствующие ему силы и патологии — во многом движитель культуры, политики и экономики, но остаются почти неизученными как в интеллектуальных кругах, так и в частной жизни», — продолжает автор.

«Так мы и дошли до нынешней ситуации: публично обсуждаем сексуальные проступки мужчин, почти не упоминая о природе мужчин и секса», — говорится в статье.

Либерализм успешно решил многие гендерные проблемы, но лекарства от вожделения по-прежнему нет. Марч прочел в The Guardian: «На самом деле это не ради секса, а ради власти», но возражает: «До чего же наивно не понимать, что цель секса — власть, не в меньшей мере, чем наслаждение».

Признание жестокости мужского либидо — вовсе не оправдание проступков, подчеркивает автор.

«Секс — препятствие для идеализма, а потому эра «после Вайнштейна» станет временем гендерного пессимизма», — прогнозирует автор. По его мнению, мы не в силах установить или даже вообразить справедливость в ситуациях с сексуальными домогательствами, а потому снова делаем позор основным инструментом общественного контроля над сексуальной жизнью.

«Надвигается фундаментальный кризис: как вообще возможна здоровая сексуальная жизнь, когда мужчины и женщины находятся в неравных условиях? Как нам строить мир равенства, когда мужские механизмы вожделения жестоки по своей сути? Мы не сможем ответить на эти вопросы, пока не рассмотрим их трезво», — пишет автор.

Марч рекомендует: «Если мужчина хочет быть цивилизованным человеком, он должен задуматься о том, что он собой представляет. Бесполезно притворяться каким-то другим, изображать выдуманный образ того, кем вам хотелось бы быть. Не мораль, а культура — признание своей чудовищности, ее анализ — вот что может нас спасти. Если вообще хоть что-то может».

Стивен Марч | The New York Times

Источник: The New York Times

ТЭГИ:
Загрузка...