Нетаниягу стал обузой для правого лагеря

Роспуски кнессета и правительства, уголовные дела, растрата впустую президентского срока Трампа… Если правый лагерь и «Ликуд» хотят выжить, им надо признать: Нетаниягу стал жерновом на их шеях.

Как только кнессет был распущен, сразу же завелась мода валить вину в этом на Авигдора Либермана. Но ведь тем, кто прошлой зимой урезал на полгода срок работы правительства был никто иной как Нетаниягу – видимо, он счел выгодным для себя назначить досрочные выборы до публикации проекта обвинительного заключения, которое ему намерены предъявить. Это и есть первородный грех, из-за которого страна оказалась в круговороте избирательной кампании. И вот, уже на апрельских выборах, которые Нетаниягу выставляет своей оглушительной победой, правый лагерь потерпел сокрушительное поражение – ведь его общий вес снизился на один мандат. Потом оказалось, что этот мандат имеет критическое значение, и мы из-за него мы снова оказались в предвыборной свистопляске.

У Нетаниягу сложные отношения с Либерманом, и поэтому Нетаниягу решил объявить Либермана леваком. Последствия этого для правого лагеря могут оказаться критическими, ведь теперь правому лагерю необходим 61 мандат уже без Либермана. Это трудно достижимая цель, и все может привести к потере правым лагерем власти. Более того, многие в правом лагере перешли в оппозицию к нему только потому, что возглавлять этот правый лагерь пыжится Нетаниягу. Как минимум, трое депутатов из блока «Кахоль-Лаван» с легкостью перешли бы в правый лагерь, если бы не Нетаниягу…

И старый, и недавний опыт показывают, что как только такая возможность предоставляется, Нетаниягу предпочитает формировать правительство, базой которого не является правый лагерь. Так у нас оказался министром обороны Эхуд Барак, а Ципи Ливни – министром юстиции, а Яир Лапид – министром финансов. И две недели назад, в разгар последнего политического кризиса, Нетаниягу предлагал Ави Габаю и партии «Авода» золотые горы за счет правого лагеря и ценностей, для этого лагеря важных. Он был готов отдать левакам полцарства и больше, лишь бы спасти свою шкуру. И кампании «спасите-помогите!», которые Нетаниягу ведет в канун практически каждых выборов, доказывают: его интересуют не идеи, а только он сам.

Увы, цементом, объединяющим партию «Ликуд», является вовсе не любовь к Нетаниягу, а страх перед ним. В этой партии, претендующей быть костяком правого лагеря, нет ничего, что сплачивало бы ее членов, кроме жажды власти, личных амбиций и страха перед вождем. Именно поэтому кнессет XXI суицидально самораспустился  при том, что ни один депутат от «Ликуда» даже не пикнул. Да, в политике подлинная дружба – явление редкое – но под властью Нетаниягу она стала попросту невозможной и даже недопустимой. Бал правят страх и паранойя.

Да и если окинуть мысленным взором все, что сделано и не сделано Нетаниягу, мы убедимся, что он к правому лагерю имеет мало отношения. И не потому, что он живет в Кейсарии, а не в поселке Нокдим. Нетаниягу полностью принял ословские договоры, пожимал руку Арафату, подписал соглашение об отдаче Хеврона, отдавал территории Арафату в Уай-плантейшн и даже ничтоже сумняшеся не раз и не два голосовал за бегство из Газы – именно тогда, когда его голос мог сорвать эту затею. Нетаниягу заморозил строительство в поселениях, принял принцип «два государства для двух народов» и даже бездарно растратил время президентства Трампа – уникальную возможность заручиться поддержкой США поселенческому движению в Иудее и Самарии. И это не говоря уже о том, что годами наш пылающий Юг отдается в заложники террористам из Газы.

Нетаниягу любит присваивать себе внешнеполитические достижения вроде отмены ядерной сделки с Ираном, перевод посольства США в Иерусалим и признание США нашего суверенитета над Голанами. Но нельзя забывать, что все это – подлинный дар Небес в виде президентства Дональда Трампа. Стань президентом Хиллари Клинтон, Нетаниягу не получил бы абсолютно ничего из этого списка.

И уголовные дела, которые – с виной или без вины – глава правительство тащит за собой, наносят огромный вред правому лагерю, его возможности принимать законы и даже, в известном смысле, по образу его действий. Правый лагерь вынужден тратить массу энергии на личные дела Нетаниягу, и любая инициатива по исправлению ситуации в правовой сфере немедленно воспринимается как попытка посодействовать Нетаниягу в его уголовных делах. Не будь за Нетаниягу шлейфа этих дел, левым нечего было бы возразить против этих законов. А теперь запоздалые поползновения Нетаниягу урезонить судебную власть – после многих лет полной поддержки, которую он этой власти оказывал – справедливо наталкиваются на возражения о том, что все это делается исключительно чтобы спасти шкуру главы правительства. Если бы правый лагерь возглавлял другой лидер, было бы гораздо легче провести необходимую и давно назревшую реформу судебной системы.

Нетаниягу – самый крепкий цементирующий фактор лево-центристского блока. Именно благодаря ему недавно произошли просто фантастические слияния на левом фланге. Блок «Кахоль-Лаван» объединяет только она одна идея: свалить Биби. Без нее этот блок никогда бы не был создан.

Идеи правого лагеря важнее того, кто пыжится его возглавлять. Стоит напомнить, что именно Нетаниягу после того, как «Ликуд» и он сам оказались в весьма конфузном положении после изгнания евреев из Гуш-Катифа и северной Самарии, довел свою партию до рекордно низкого показателя в 12 мандатов на выборах 2006 года. В общем, если правый лагерь, да и «Ликуд» хотят выжить, им надо признать, что Нетаниягу стал для них жерновом на шее.

«Ликуд» должен избрать себе нового лидера. Незаменимых ведь не бывает, включая Нетаниягу.

Дорон Нир-Цви, «Макор ришон»

ТЭГИ:
Загрузка...