Почему «Еврейский дом» торпедировал Закон о смертной казни?

levamelamid Все новости, Пресса 0 Comments

Ужасное убийство Ори Ансбахер поднимает вопрос о смертной казни, который был одобрен в прошлом, но потом провален партией Беннета и Шакед. Будем надеяться на кнессет следующего созыва.

На фоне ужасного убийства Ори Ансбахер, уже в который раз возникает вопрос о вынесении смертного приговора террористам. Я не намерен здесь повторять соображения «за» и «против» этого наказания. Каждого террориста можно считать убийцей, но для применения смертной казни должно быть несколько основных условий: жертвой является гражданское лицо; жертва не могла себя защитить; убийство совершено в особо жестокой форме; иногда в расчет берутся число жертв, возраст убийцы и его личные обстоятельства. Конечно, это не полный и не догматический список требований. И нет необходимости, чтобы были соблюдены все эти условия. Чтобы снять все сомнения, в некоторых случаях убийство солдата также открывает возможность для применения смертной казни.

Действительно, это самое суровое наказание, которое всегда поднимало важные моральные вопросы. Я хотел бы отметить, что с момента создания Государство Израиль имеет дело с особенно смертоносным и жестоким палестинским терроризмом, подстрекательством со стороны радикальных исламских элементов и даже со стороны Палестинской администрации. Убийства продолжаются, а подстрекательство проникает даже в среду израильских арабов. Поэтому любая попытка сравнить применение смертной казни в Израиле с другими странами не является корректной.

3 января 2018 года кнессет на пленарном заседании одобрил в предварительном чтении предложенный закон о смертной казни для террористов (поправка к уголовному кодексу), инициированный депутатами парламента от партии «Наш дом Израиль». За этот законопроект проголосовали 52 депутата, а 49 высказались против. Но закон прошел и был передан в конституционную комиссию кнессета для подготовки к принятию в окончательных чтениях. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу поддержал это предложение. Лидер НДИ Авигдор Либерман — министр обороны в то время, который инициировал этот закон, — отверг утверждения о том, что сотрудники служб безопасности не считают применение смертной казни сдерживающим фактором для террора. Либерман задал вполне резонный вопрос: если все так, как вы говорите, то почему снос домов террористов по мнению тех же спецслужб является сдерживающим фактором.

В октябре прошлого года, с открытием зимней сессии кнессета, НДИ потребовала, чтобы законопроект был продвинут. Но самым большим абсурдом стала позиция партии «Еврейский дом», которая решила выступить против законопроекта, который они ранее поддерживали. Особенно удивляет позиция министра юстиции Аелет Шакед, которая в прошлом несколько раз голосовала за закон. Ясно, что противодействие «Еврейского дома» продвижению законопроекта было основано на страхе, что принятие закона принесет партии НДИ политические рейтинги. Позиция «Еврейского дома» противоречила мнению многих избирателей, которые поддерживают идеи смертной казни для террористов. И многие из них являются избирателями «Еврейского дома».

Таким образом, хотя беженцы из «Еврейского дома» теперь борются за свое политическое будущее, евреи продолжают гибнуть только за то, что они евреи. Мы можем только надеяться, что кнессет следующего созыва утвердит закон о смертной казни для террористов, который очень важен для безопасности граждан страны. И дай Бог, чтобы никто не погиб за это время от рук грязных убийц.

Адвокат Илан Кац, полковник (запаса), в прошлом президент военных судов на территориях и заместитель главного прокурора

«Маарив»

ТЭГИ: