Российские тюремщики продолжают истязать заключенных

shmuel 9TV, б.СССР, Все новости, Россия 0 Comments

В распоряжении «Новой газеты» (НГ) оказались новые записи с камер портативных видеорегистраторов сотрудников ярославских колоний, откуда раньше уже поступали видеокадры, подтверждающие существование системы истязания людей в современной России.

Новые записи из ярославской ИК-1 журналистам НГ передали юристы правозащитного фонда «Общественный вердикт».

Они полагают, что, по крайней мере, одна из этих записей уже имеется в распоряжении правоохранительных органов.

И именно ее имело в виду УФСИН по Ярославской области, распространившее 16 февраля сообщение о том, что «обнаружено видео, при просмотре которого выявлены факты нарушений действующего законодательства со стороны осужденных и сотрудников ФСИН».

Сообщив о вновь вскрывшихся нарушениях, УФСИН, однако, не сочло необходимым публиковать видео или каким-либо другим образом сообщить о его содержании.

«Новая газета» считает своим долгом поправить это упущение, потому что только публикация видео, как показала многолетняя история отношений правозащитников с ярославским УФСИН, дает основания для возбуждения уголовных дел и арестов.

Первые два ролика составляют общей продолжительностью всего 45 секунд и показывают нам события одного и того же дня с интервалом около часа.

В одном — трехсекундном — мы видим полуобнаженного человека, стоящего на коленях спиной к нам. Вокруг — около десяти человек в камуфляжной форме, один из которых, глядя прямо в камеру, бросает: «Выключай».

В следующем видео мы наблюдаем этого же заключенного — но уже лицом, и он сильно избит. По приказу одного из тюремщиков — «Давай! Кури!» — он затягивается сигаретой, которую протягивает ему человек в черной робе. «Нас тут сорок, а ты один», — слышится от кого-то из тюремщиков.

Из этих 45 секунд ясно, что человек, стоящий на коленях в первом коротком видео, подвергся физическому насилию со стороны окружающих его тюремщиков.

Как информировал «Курсор», несколько дней назад Москве обнаружили ребенка, которого трудно отличить от малолетней узницы Освенцима. Девочка пять лет росла в антисанитарных условиях на грани полного истощения.

ТЭГИ: