Сегодня 121 год со дня рождения Голды Меир (1898-1978)

Именно Голду Меир, а не Маргарет Тэтчер впервые назвали «железной леди» — это уже потом «кличка-титул» прочно прилипла к британскому премьеру.

Информирует www.ukrinform.ru

Родилась Голда Мабович в Киеве в семье плотника. Дед Голды Меир был кантонистом — николаевским солдатом, 25 лет прослужил в царском войске. Мабовичи приехали в Киев из Пинска, и поселились на Бассейной улице в невзрачном домике, который спрятался за большим доходным домом №5-а. Двухэтажка, стоявшая в глубине двора, не уцелела, но двор существует до сих пор. Ранние детские годы Голда жила в Киеве. «Я помню бедность, холод, голод и страх, никогда ничего не было вволю — ни еды, ни теплой одежды, ни дров, а каша была для нас настоящей роскошью… Я всегда немножко мерзла и всегда у меня в животе было пусто… Тогда, на кухне в Киеве, я знала только, что жизнь трудна и, что справедливости в мире не существует»». Голде Меир не откажешь в литературном даре. Вот как она пишет о родителях: «Папа — стройный, с тонкими чертами лица, но простоватый. Мама — медноволосая, хорошенькая, энергичная, умная и более настойчивая, чем муж. Но они имели одну общую черту — оптимизм. Несмотря на финансовые трудности, пытались жить весело».

«По вечерам в пятницу, — с удовольствием вспоминала Голда Меир атмосферу родительского дома, — у нас собиралось множество гостей, как правило, родственников: двоюродных и троюродных братьев и сестер, теток, дядьев. До сих пор вижу, как все они сидят вокруг кухонного стола, пьют чай из стаканов, и, если это суббота или праздник, — поют, целыми часами поют, и нежные голоса моих родителей выделяются на общем фоне» — вспоминала Голда Меир в книге «Моя жизнь».

В 1906 году, спасаясь от еврейских погромов, семья эмигрировала в США, в 1912 — в Палестину. Всю свою жизнь Голда Меир посвятила борьбе за права евреев. Она была мудрым и дальновидным политиком. Если бы это было не так, то в мире не было бы государства Израиль. Или, если отбросить категоричность — был бы совсем другой Израиль.

В 1948 году на момент основания Израиля Голда Меир была матерью двоих взрослых детей — 26-летнего Менахема (известного виолончелиста) и 22-летней Сары. С мужем разошлась, погрузившись с головой в общественную работу. Но развод не оформили. Когда Моррис Меерсон умер, Голда призналась, что очень виновата перед ним.

Любила говорить: «Если ты хочешь чего-то, то это уже не мечта». Её желание исполнилось 14 мая 1948 года, когда она в числе 200 самых влиятельных еврейских политиков приняла участие в церемонии провозглашения еврейского государства. Декларацию Независимости подписали 24 человека, среди которых были 2 женщины, и одна из них — Голда Меир.

В те времена карьеру можно было построить быстро: она становится послом в СССР, далее — министром труда. Но карьеристкой не была — скорее одержимой. Дело развития государства стало для неё главным. О её решительности и железном характере говорили так: «Голда — единственный мужчина в правительстве».

На посту министра труда за короткое время она реализовала 2 мощные программы: жилищное строительство (30 тысяч домов) и прокладку дорог, которые израильтяне назвали «золотыми» (Голда переводится как «золотая»). Сама министр, имея в своем распоряжении тысячи построенных квартир, обитала в небольшой комнатке на чердаке. И считала это нормальным.

Летом 1956 года получает новое назначение — МИД. Именно тогда Бен-Гурион приказал ей, представителю страны за рубежом, взять ивритское имя. И Голда Меерсон стала Голда Меир.

Интересы своей страны она отстаивала настолько жестко, что к ней приклеилось прозвище «неуступчивая». Она признавалась, что склонна к компромиссам только в вопросах, не касающихся государственных интересов.

Пик её политической карьеры наступил в марте 1969 года, когда уроженка Киева стала премьер-министром. Первой женщиной во главе правительства в Израиле и третьей в мире (после Сиримаво Бандаранаике на Цейлоне и Индиры Ганди в Индии).

Премьерство Голды Меир длилось всего 5 лет. За это время в стране с вынужденно большим бюджетом на оборону она снизила налоги для бедных (для некоторых категорий — вообще отменила) и развернула строительство социального жилья.

Голда Меир стала первым главой Израиля, которого пригласил к себе Римский папа Павел VI. Высоко оценив её заслуги, подарил серебряного голубя с надписью: «Премьер-министру Израиля от папы».

Голду Меир можно долго цитировать — её интервью и речи пересыпаны, как жемчугом, точными и острыми фразами. Никаких «красивостей» там нет, зато есть жесткая констатация факта, или выводы, сделанные на основе собственного богатейшего опыта: «Нет никакой разницы между убийством человека и принятием решения, в результате которого этого человека убьют другие. Это точно то же самое, если не хуже…»

Политический лидер, который, не колеблясь, бросает свой народ в войну, не имеет права быть лидером». О еврейском пессимизме: «Пессимизм — это роскошь, которую евреи не могут себе позволить…» Наконец о перспективах завершения войны на Ближнем Востоке: «Мир на Ближнем Востоке наступит тогда, когда арабы будут любить своих детей больше, чем они ненавидят евреев».

Она умерла через несколько месяцев после своего 80-летия — 8 декабря 1978 года. Её похоронили на государственном некрополе — на горе Герцля в Иерусалиме.

А в Киеве в 1998 году отметили 100-летие со дня рождения знаменитой землячки. На Бассейной улице торжественно открыли мемориальную доску в её честь (автор — скульптор Валерий Медведев). На церемонию прилетела из Израиля дочь Голды Меир — Сара Меерсон.

 

ТЭГИ:
Загрузка...