Серебренников и Малобродский заявили о фальсификации их подписей под документами

Александр Риман 9TV, б.СССР, Все новости, Россия 0 Comments

Фигуранты дела о хищениях по делу Седьмой студии, рассказывая о реализации проекта современного искусства «Платформа», заявили о поддельных подписях на некоторых финансовых документах

«Я этот договор никогда не заключал, это поддельная подпись. Подпись однозначно не моя, она даже не имитирует мою подпись», — заявил на допросе экс-директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, комментируя один из договоров, заключенных «Седьмой студией».

Ранее режиссер Кирилл Серебренников также заявлял, что на его зарплатной ведомости стоит не его подпись. Он отметил, что получал на проекте «Платформа» 100 тысяч рублей в месяц, а в ведомости указана значительно меньшая сумма (о чем сообщает агентство РИА Новости из зала заседаний Мещанского районного суда Москвы 13 ноября).

Малобродский добавил, что заметил поддельную подпись еще на стадии следствия, но руководитель следственной группы отказался назначать почерковедческую экспертизу. «Он сказал, что этот договор не так важен. Но сейчас мы видим его аккуратно прошитым в томе дела», — отметил подсудимый.

Как напоминает портал Медиазона, в Мещанском районном суде Москвы 13 ноября проходит четвертое заседание по делу о предполагаемом мошенничестве со средствами, выделенными театральному проекту «Седьмая студия». Режиссера Кирилла Серебренникова, руководителя студии Юрия Итина, директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского и бывшую сотрудницу Минкультуры Софью Апфельбаум обвиняют по части 4 статьи 159 УК (мошенничество в особо крупном размере), подсудимые вину отрицают. Сегодня закончился допрос Серебренникова и начался допрос Малобродского.

Приводим один из отрывков стенограммы судебного заседания, которую ведет корреспондент «Медиазоны»:

«По просьбе адвоката Малобродский кратко рассказывает о спектакле «Охота на Снарка», о спектакле «Метаморфозы», о спектакле «Отморозки» — во всех случаях, объясняет бывший генпродюсер, деньги должны тратиться задолго до премьеры — на подготовку.

— Во-первых, артисты, которые принимают участие в спектакле, получают поспектакльные выплаты. Базовая ставка у них совсем маленькая. Во-вторых, есть такое понятие как авторское отчисление. В-третьих, есть необходимость использовать расходные материалы, так называемый исходящий реквизит — еда, хлопушки, спецэффекты, дым-машины, которые надо заправлять.

Карпинская просит приобщить письмо Малобродского от 22 октября 2011 года — в нем он расписывает расходы на спектакли.

«Уважаемые Юра и Кирилл! На выплату гонораров потрачено 2,3 млн рублей. Из них 100 тысяч не выплачены и пока лежат в сейфе», — начинается письмо.

Малобродский пишет, что по гонорарам почти все документы переданы главному бухгалтеру. Затем он перечисляет другие траты: «Метаморфозы» — 780 тысяч рублей без светового оборудования, и 1,1 млн рублей — с ним. Ноябрьский спектакль «Долина боли» пока не обсчитан, но, по оценкам Малобродского — около 700 тысяч рублей. «Историю солдата» обвиняемый оценил в 2,1 млн рублей.

Около 2 млн рублей потребуется на зарплату сотрудникам до октября; также в отчет включены мелкие расходы на десятки тысяч — офис, охрана, стирка.

Малобродский рассказывает, что письмо его, так они и работали на «Седьмой студии» — это не считается строгим отчетом перед руководителями, но при этом он держал их в курсе происходящего».

«В отсутствие реального преступления не может быть и его доказательств, каковыми по экономическим делам являются, прежде всего, документы. Значит, вместо них, помимо всякого доказательственного мусора, сшитого в тома для демонстрации объема и видимости большой работы, должны появиться «свидетели обвинения», рекрутированные из состава «организованной группы» или из ее ближайшего окружения», — пишет адвокат Вадим Клювгант на сайте «Центра Карнеги» 12 ноября и продолжает:

«Делается это методом кнута и пряника, шантажа и сладких обещаний, стравливания людей «верхнего» уровня с людьми уровня пониже, поиска обиженных, завидующих и жаждущих мести. Такая работа непременно и очень активно проводится по сфабрикованным делам и, как правило, дает результаты: «особые свидетели» появляются. Отличить их от просто свидетелей легко: у последних нет никакого собственного интереса в исходе дела, они сообщают то, что знают, и могут назвать источник своей осведомленности. А если не могут, так и говорят».

ТЭГИ: