Удивительный спектакль «1926». Предчувствие любви, действие любви, воспоминание о любви

anastasia Все новости, Досуг 0 Comments

Интервью с актрисой Лизой Боярской – «ультрасовременное высказывание на историческую тему». Интервью взяла Таня Барская (интервью прозвучало в программе «Анонс» — радио КАН-РЭКА в пятницу, 1 февраля)

13 февраля в Израиле начнутся гастроли удивительного спектакля с очень емким названием — «1926». 1926-й стал ключевым годом в отношениях Бориса Пастернака и Марины Цветаевой. Непростые отношения, глубокий драматургический материал и яркий спектакль, громкая премьера которого прошла в Петербурге в конце января. О спектакле рассказывает актриса Елизавета Боярская — исполнительница главной роли — Марины Цветаевой.

 

— Лиза! Добрый день! Одно дело читать стихи, шедевры, которые рождались у Марины Цветаевой, совсем другое – ее играть. Думаю, что это большая удача в жизни актера.

— Конечно, я тоже это рассматриваю именно так: Марина Ивановна была личностью огромной, многогранной и противоречивой, и даже просто попробовать прикоснуться, примерить эти качества на себя — это большая ответственность и огромный актерский интерес.

Премьера спектакля 1926 в Петербурге — фото © Станислав Левшин

— Сама по себе идея этого удивительного спектакля родилась у Валерия Николаевича Галендеева, художественного руководителя проекта «1926», и он же предложил вас на эту роль.

— Да, так оно и было. Мы сошлись в наших намерениях, поскольку я очень долго размышляла о том, что мне хотелось бы иметь «свой» серьезный спектакль, что я должна подготовить какую-то свою собственную программу, посвященную либо творчеству одного автора, либо посвященную определенной эпохе. Я прекрасно понимала, что это востребованный сегодня жанр: мне поступало много приглашений и просьб о творческих вечерах, а я ловила себя на том, что у меня ничего нет, я не знаю достаточно стихов наизусть, что неприемлемо для артиста, поскольку в запасе у любого актера должен быть материал, с которым он может выйти в любом месте на сцену и свободно провести там 30-40 минут. Я сыграла огромное количество ролей — интересных, замечательных, но все они – в большой компании других артистов. И я решила придумать что-то достойное для себя, чтобы именно мне было интересно. В сторону Цветаевой, честно говоря, я много и давно смотрела, мы с Валерием Николаевичем Галендеевым много занимались Цветаевой во время моей учебы в институте, и как раз от него поступило предложение об участии в этом проекте. Точнее, нам всем, одновременно, пришла в голову схожая идея: мне, Валерию Галендееву и нашему продюсеру Вячеславу Зильберборду. Слава как раз был готов к новым проектам, Валерий Николаевич размышлял о переписке Цветаевой с Пастернаком и о моем участии в подобном проекте, основанном на их эпистолярном романе, а у меня возникла потребность, жажда в поэтическом материале. И тут нельзя не упомянуть Аллу Дамскер, которая стала драматургом спектакля «1926». Она составила из писем Пастернака и Цветаевой пьесу, проделав колоссальную и очень сложную работу. Алла является и режиссером спектакля – весь видео-арт и все остальные приемы, выстроенные драматургические ситуации — это, конечно, ее заслуга. И все обрамлено очень интересной декорацией, видеомаппингом Глеба Фильштинского. В результате возникло ультрасовременное высказывание на историческую тему.

 

— Насколько я понимаю, в зародыше самого замысла был тот самый цветаевский «Крысолов», лирическая история писем и, конечно, 1926 год, год смерти Рильке, без которого эта история не была бы полна. Поражает уже сама задумка, ее масштабы, как и то, что отдельным персонажем в этом спектакле стала музыка.

— Безусловно. Знаменитый скрипач и контр-тенор Дмитрий Синьковский и известнейшая скрипачка Марианна Васильева буквально «взорвали» наше существование. Вначале мы довольно долго репетировали с музыкой в записи, но когда в репетиционную студию пришел Дима, а вслед за ним Марианна, то они оказались недостающей частью пазла: мы все дополнили друг друга – музыка, гениальные цветаевские стихи, переписка Цветаевой и Бориса Пастернака – все это создало уникальную, потрясающую атмосферу, которая «звенит» между нами, наполненная жгучей энергией. А к 1926 году мы обратились потому, что этот год является очень важным в истории переписки Цветаевой и Пастернака, которая, как известно, длилась 13 лет. В 1926-м был написан «Крысолов», в 1926-м умер Рильке…

Премьера спектакля 1926 в Петербурге — фото © Станислав Левшин

— Но почему именно «Крысолов», а не любое другое произведение, которое было написано Мариной Ивановной или Борисом Леонидовичем?

— Потому, что нам очень важно было связать спектакль с эпохой, в которую жили наши герои. «Крысолов» — это легенда, которая была написана в XV веке, средневековая немецкая легенда о прекрасном юноше, который пришел в город и сначала с помощью своей дудочки выманил крыс, а потом вывел из города детей, которых больше никогда никто не видел. Почему Цветаева берется за «Крысолова» в 1926 году? Эта легенда напоминала ей действительность, окружавшую ее в то время. Эмиграция, в среде которой она живет, Европа, в которой уже процветает нацизм – Крысолов набирает обороты. Советский Союз – такой привлекательный, такой красивый, такой обаятельный, социализм и то светлое будущее, куда нас хотят отвести. И звуки флейты, под которые народ идет к светлому будущему – то же самое происходило и в Европе в то время, и в Советском Союзе. Легенда осталась, ситуация не изменилась.

— Я знаю, что именно вы и привели в этот спектакль огромного почитателя и знатока поэзии Анатолия Белого. Как вы угадали его в роли Пастернака?

— Просто все сошлось. Мы вместе с Толей снялись в сериале «Ворона», который уже прошел в России, и мы прекрасно и комфортно себя чувствовали партнерски. Я до этого слышала о его проекте «Кинопоэзия», позже даже участвовала в нем — мы делали перекличку живой поэзии и кинопоэзии: Анатолий привозил своим фильмы, снятые на стихи, а мы, артисты Малого Драматического театра, между этими фильмами читали стихи «в живую» со сцены под руководством Валерия Николаевича Галендеева. Тогда мы и познакомились. И потом, на съемочной площадке Толя так много говорил о поэзии, о Пастернаке, о серебряном веке… Сложно найти другого такого человека, который так глубоко и серьезно погружен в поэзию. И все стало для нас всех понятно и очевидно.

 

— Марина Цветаева говорила, что вся жизнь делится на три периода – предчувствие любви, действие любви, воспоминание о любви. Вы будете скоро в Израиле и напомните нам об этом. В годы, достаточно страшные, все перекликается в любви Пастернака и Цветаевой. … Спасибо вам большое за интервью, Лиза, удачи вам!

— Спасибо!

 

****

Премьера спектакля 1926 в Петербурге — фото © Станислав Левшин

Спектакль «1926»

Автор идеи и художественный руководитель проекта – Валерий Галендеев, драматург и режиссер – Алла Дамскер, художник-сценограф – Глеб Фильштинский, художник по костюмам – Алина Герман.

Партитура, подготовленная специально для спектакля Алексеем Курбатовым, включает как его собственные сочинения, так и шедевры Баха, Бартока, Изаи и других композиторов.

Действующие лица и исполнители:
Марина Цветаева — Елизавета Боярская
Борис Пастернак — Анатолий Белый

Партия скрипки – Марианна Васильева /Дмитрий Синьковский

Нетания, 13 февраля 2019, среда, 20:00, Гейхал ха-Тарбут, «Аудиториум»
Хайфа, 14 февраля 2019, четверг, 20:00, «Аудиториум»
Беэр-Шева, 15 февраля 2019, пятница, 20:00, Центр сценических искусств, большой зал
Иерусалим, 16 февраля 2019, суббота, 20:30, «Театрон Иерушалаим», зал «Ребекка Краун»
Тель-Авив — Яффо, 17 февраля 2019, воскресенье, 20:00, театр «Гешер»
Реховот, 18 февраля 2019, понедельник,           20:00,  «Бейт ха-ам — Гейхал ха-Тарбут.

Заказ билетов: https://afisha.cursorinfo.co.il/announce/61225
Страница продюсера в фейсбуке: https://www.facebook.com/FGKproduction/

 

Интервью взяла Татьяна Барская. Фотографии (© Стас Левшин и Илья Базарский) предоставлены организатором гастролей – компанией FGK Production

 

ТЭГИ: