Указ Трампа: некоторые мусульманские страны хранят показное молчание

nekompetentnost-vlastey-ne-mozhet-ne-pugat

Король Саудовской Аравии Салман поговорил с Трампом по телефону, но не выступил перед публикой. Ничего не сказал и египетский президент Абдул-Фаттах ас-Сиси. Промолчала даже Организация исламского сотрудничества — группа из 57 стран, считающая себя голосом мусульманского мира.

«Немцы раскритиковали его. Британцы высказали беспокойство. Французы, канадцы и даже некоторые сенаторы-республиканцы в Вашингтоне открыто противостоят ему, — отмечает Деклан Уолш в The New York Times. — Однако в Каире и Эр-Рияде, сердце мусульманского мира, решение президента Трампа запретить въезд в США миллионам беженцев и гражданам семи преимущественно мусульманских стран было встречено показным молчанием».

Король Саудовской Аравии Салман поговорил с Трампом по телефону, но не выступил перед публикой. Ничего не сказал и египетский президент Абдул-Фаттах ас-Сиси. Промолчала даже Организация исламского сотрудничества — группа из 57 стран, считающая себя голосом мусульманского мира.

«Лидеры Ирана и Ирака — двух из стран, попавших под приказ Трампа, — выступили в воскресенье с его яростным обличением и пообещали принять ответные меры. Однако молчание в столицах преимущественно мусульманских стран, не затронутых приказом, отражает отсутствие солидарности и стойкую неуверенность в том, какое направление может принять внешняя политика Трампа в некоторых из самых нестабильных уголков мира, — говорится в статье. — Перенесет ли он американское посольство из Тель-Авива в Иерусалим? Признает ли он египетских «Братьев-мусульман» террористической организацией? Подстроится ли он под Россию в отношении конфликта в Сирии?»

«Трамп много всего наобещал, но неясно, какие шаги он сделает прямо сейчас, — полагает Натан Дж. Браун, эксперт по Ближнему Востоку в Университете Джорджа Вашингтона. — И, похоже, никто не знает. Неясно даже, знает ли сам Трамп».

«Отсутствие единства проистекает из старой проблемы: мусульманские лидеры говорят то, что от них хочет слышать «умма», или мировое сообщество мусульман, однако часто руководствуются более узкими национальными интересами — даже перед лицом серьезных действий, воспринимаемых как удар по их же народу», — говорится в статье.

«У них нет твердого фундамента для легитимности на родине, — полагает Рами Дж. Хури, директор Института политики и международных отношений имени Иссама Фареса в Американском университете Бейрута. — Они сидят на хрупкой жердочке между гневом их собственного народа и гневом, который могут вызвать у американского президента».

«Мусульманское единство когда-то существовало. Еще в начале 2000-х годов большинство преимущественно мусульманских стран пришло к соглашению по таким проблемам, как израильско-палестинский конфликт и санкции против Ирака. Теперь, после нескольких региональных войн и подъема противостояния между разными течениями ислама, этот консенсус пошел прахом, — отмечает автор. — Многонациональные организации, представляющие мусульман, воспринимаются как беззубые. Главу Организации исламского сотрудничества со штаб-квартирой в Саудовской Аравии вынудили уйти в отставку прошлой осенью после того, как он пошутил про президента Египта ас-Сиси».

Деклан Уолш | The New York Times

Источник: The New York Times

ТЭГИ:
Загрузка...