Венесуэла – хрестоматийный пример краха социалистических идей

Автор газеты “Гаарец”, публицист и экономический обозреватель Нехемия Штрасслер, анализирует события, происходящие в Венесуэле.

По мнению Штрасслера, хаос, воцарившийся в этой южноамериканской стране,  представляет собой еще один яркий пример тщетности попыток регулировать экономику социалистическими методами.

В конце минувшей недели, напоминает Штрасслер, президент США Дональд Трамп пригрозил Венесуэле военным вмешательством. Эта угроза прозвучала на фоне процесса самоликвидации демократии в этой стране, грубых нарушений прав человека, политического и экономического хаоса, уличных перестрелок и фактического перехода к диктатуре. И действительно в эти дни Венесуэла — не самое комфортное место на планете. Даже весьма опасное.

Евреи, бежавшие оттуда в Израиль, рассказывают, что любой выход на улицу сопряжен с угрозой для жизни. Они сообщают об уличных бандах, грабящих прохожих, о похищениях людей и требовании выкупа. В пять часов вечера улицы пустеют, те немногие, кто не успели покинуть улицу, в страхе бегут домой. Не проходит и дня без демонстраций и стрельбы по манифестантам — со стороны сил безопасности.  Насилие не ограничивается публичным пространством.

Около месяца назад вооруженные дубинками сторонники президента ворвались в здание парламента в Каракасе и избили представителей оппозиции. Президент Никодас Мадуро отреагировал следующим образом: “Мы никогда не уступим. То, что нельзя сделать дубинками, можно сделать с помощью оружия”.  И действительно: лидеров оппозиции задерживают без суда и следствия, некоторые из них бесследно исчезают.

Это именно то, что происходит с государством, контроль над которым берет социализм, пишет Нехемия Штрасслер.  На первом этапе разрушается экономика, и граждане скатываются в нищету, царит повальная безработица. На следующем этапе начинается насилие со стороны тех, кто не в состоянии достать хлеб и молоко. На третьем этапе устанавливается диктатура.

Когда 18 лет назад Уго Чавес захватил власть в Венесуэле, наши местные социалисты (называющие себя социал-демократами)  радостно улыбались, пишет Штрасслер. Наконец-то появился революционер, который покажет всему миру, что такое равенство братство и счастье для всех – с помощью социалистических методов. И Чавес реализовал их надежды. Он, как и они, выступал против приватизации  и сразу же после прихода к власти национализировал нефте- и газодобывающую промышленность. Результатом всего этого стал экономический крах. Международные нефтяные концерны покинули страну, и Венесуэла, которая до этого была одним из важнейших поставщиков нефти в мире, осталась с парализованной промышленностью и разваливающимся экспортом. Затем Чавес национализировал производство электроэнергии, индустрию коммуникаций и пищевую промышленность, потому что, по его словам, государство лучше управляет бизнесом, чем свободный рынок. Именно в это верят и наши социал-демократы.

Однажды он направил армию наблюдать за работой супермаркетов. И когда один из солдат рассказал, что в одной из сетей слишком высокие цены, он национализировал эту сеть. А затем с гордостью провозгласил: “Отныне сеть будет принадлежать республике”. С тех пор полки в магазинах этой сети пусты.

Позднее Чавес взял под контроль цены на многие продукты и услуги. Он заявил, что это поможет слабым слоям населения. Результатом стало закрытие компаний, бегство из страны предпринимателей и инвесторов, повсеместная безработица, дефицит продуктов питания, формирование черного рынка с раздутыми ценами, которые доступны лишь богатым. И у нас социал-демократы влюблены в идею контроля за ценами.

Таким образом, со всем этим контролем, граждане Венесуэлы боятся посещать больницы, поскольку имеет место острый дефицит жизненно важных лекарств. При всем контроле многие дети в Венесуэле едят один раз в день. При всем контроле полки в супермаркетах пусты.

Есть еще кое-что, особенно любимое нашими социал-демократами, иронизирует Нехемия Штрасслер. И это тоже осуществил Уго Чавес. Он раздул государственный бюджет и направил средства на разные пособия и субсидии, не особо заботясь о доходах и поступлениях в госказну. Мадуро, его преемник в последние четыре года, продолжил эту политику. Результат – колоссальный бюджетный дефицит, приведший к 800-процентной гиперинфляции, которая превращает массы в абсолютно нищих. Кроме того, экономический “рост” в Венесуэле – отрицателен, доллар на черном рынке имеет заоблачную цену, запасы иностранной валюты приближаются к той черте, за которой полное банкротство государства.

Кто теперь поверит, что Венесуэла была когда-то самой богатой страной Южной Америки.

Нехемия Штрасслер, “Гаарец”, 15.08.2017

 

ТЭГИ:
Загрузка...