Бывший нацистский надзиратель осужден за участие в убийстве 5230 человек в концлагере

Бруно Дей получил 2 года условно за свои действия в концлагере Штуттгоф более 75 лет назад.

Сегодня, 23 июля, 93-летнему бывшему нацистскому надзирателю концлагеря был вынесен условный приговор о лишении свободы, поскольку суд в Гамбурге признал его виновным в соучастии в зверствах во время Второй мировой войны. Об этом сообщает The Times of Israel.

Гамбургский государственный суд постановил, что его роли в качестве охранника лагеря более 75 лет назад было достаточно, чтобы осудить его за 5230 обвинений в соучастии в убийстве, что равно числу людей, которые, как считается, были убиты в Штуттгофе во время его службы там.

Дело слушалось в суде по делам несовершеннолетних, так как Бруно Дей начал работать охранником в 17 лет. Учитывая его преклонный возраст, адвокаты надеялись на смягчение приговора с 3-х лет заключения до условного срока или оправдания. В итоге Дей получил 2 года условно за свои действия.

Бруно Дей в юности служил рядовым СС в качестве охранника. Дей мог слышать крики евреев, умирающих в газовой камере концентрационного лагеря, со своего поста в сторожевой башне, и ежедневно наблюдал, как их тела доставляли в крематорий, чтобы превратить в пепел.

После войны он жил и работал в Гамбурге, сначала пекарем, потом водителем грузовика, он женат и у него двое дочерей.

«Это никогда не должно повториться. Сегодня я хочу извиниться перед всеми людьми, которые пережили это адское безумие. Образы страданий и ужасов преследовали меня всю мою жизнь», — сказал Дей в суде.

«Никто из осужденных за нацистские преступления в последние годы не сидел за решеткой из-за преклонного возраста, но он сказал, что это не повод, чтобы остановить преследование. Более важный вопрос заключается в том, может ли обычное правосудие отдать должное трагедии в рамках Холокоста. Ответ не черный и не белый. Справедливость, достигнутая в определенных отношениях, является лишь символической справедливостью, но символическая справедливость имеет свою цель и имеет свою ценность»,  — заявил Эфраим Зурофф, главный охотник за нацистами в офисе Центра Симона Визенталя в Иерусалиме.

Однако, есть подобный прецедент с Иваном Демьянюком, который был охранником в концлагере Собибор.

Дело Дея отличается тем, что лагерь Штуттгоф, в отличие от Освенцима, Собибора и Майданека, не был лагерем смерти, хотя в нем также погибали люди от изнурительного труда и тяжелых условий, а также от казней.

Ранее мы писали о том, что нацисты зарабатывали на смертях заключенных в концлагере.

ТЭГИ:
comments powered by HyperComments