СМИ: Народные протесты теперь не так часто одерживают победу и их подавляют

протесты беларусь фото

В то время, как больше стран мира прячутся от коронавируса, десятки тысяч смелых демонстрантов маршируют по улицам Минска и Бангкока. В течение нескольких последних месяцев они противостояли водометам, резиновым пулям и рисковали попасть в тюрьму или заболеть.

Толпы требуют отставки своих автократов — Александра Лукашека в Беларуси и Праюта Чан-Оча в Таиланде. Как и в случае движений «народной силы» в десятках других стран, они надеются добиться установления демократии. Об этом пишет Washington Post.

«Давайте надеяться, что им это удастся. К сожалению, история последнего десятилетия говорит, что все будет наоборот», — пишет издание.

Народные движения демократизировали многие страны: от Южной Кореи до Польши в 1980-х и от Грузии и Украины в 2000-х до Туниса в 2010-м. Но в последнее время они часто терпят неудачу. В значительной степени протесты продвигались вперед благодаря новому поколению молодых активистов, которые используют новые технологии связи для поддержки движений за радикальные изменения.

Им даже удалось достичь определенных успехов. Премьер-министры Ирака и Ливана были вынуждены уйти в отставку. Автократические правители Судана и Алжира тоже. Протесты в Чили привели к проведению референдума по изменению конституции. Коррумпированные правительства были свергнуты в Словакии, Румынии и Молдове.

Но наибольшие изменения произошли в тех странах, которые уже были полностью или частично демократическими. Например, такими были Ирак и Чили. Прогресс других стран был небольшим. Алжир избрал нового президента, но остался автократией. В Судане обещанная демократия до сих пор не построена. А ливанский премьер-министр Саад Харири, которого заставили уйти в прошлом году, вернулся на пост на прошлой неделе. И такие ограниченные успехи народных движений наблюдаются более чем десятилетие.

По словам политолога Стэнфордского университета Ларри Даймонда, с 2009 года было 20 случаев, когда автократическим правительствам приходилось иметь дело с массовыми протестами или неожиданным электоральным поражением. Лишь две страны: Тунис в 2011-м и Украина в 2014-м, — добились демократических изменений.

«Наиболее распространенным результатом стало быстрое и не редко жестокое уничтожение народных надежд и ожиданий на демократические перемены», — сказал Даймонд.

Так произошло в Иране, Египте, Бахрейне, Сирии, Турции, Зимбабве и Венесуэле, а также в других странах. Почему народная сила не дает такого результата, как раньше?

Даймонд указывает на несколько больших факторов. Один из них — автократы научились лучше блокировать «цветные революции», как их называет Владимир Путин. Среди новых «изобретений», к которым прибегают диктаторы, Даймонд называет закрытие неправительственных организаций, блокирование финансирования со стороны США и Европы и уничтожение независимых СМИ. А когда начинается кризис, автократы выключают интернет.

Диктаторы также научились пользоваться стратегическим видением. Столкнувшись с протестами, они больше не выбирают между капитуляцией, как коммунисты в Восточной Европе в 1980-х годах, и отправкой танков, как было на площади Тяньаньмэнь в Китае. Режиму достаточно выживания с помощью ограниченных репрессий, чтобы шторм не вышел из-под контроля. Со временем постоянное давление с помощью арестов и подавления уличных акций в сочетании с фальшивыми обещаниями провести реформы лишают массовые движения силы. Отсутствие оппозиционных лидеров упрощает задачу.

Образцом такого подхода может послужить медленное удушение движения в Гонконге, который еще в прошлом году собирал на улицах города сотни тысяч людей каждую неделю. Несмотря на все намеки на повторение событий на площади Тяньаньмэнь, Китай так этого и не сделал. Зато подконтрольная ему власть в Гонконге подавила протесты с помощью водометов, арестов и введения нового жесткого режима безопасности. Движение за свободу в Гонконге не сдалось, но его перспективы кажутся мрачными.

Даймонд объясняет, что самая большая разница между протестами сейчас и в лучшие для них дни в прошлом — это «международный контекст», в котором они происходят. Влияние крупнейших автократий мира: Китая и России, — играет решающую роль в Беларуси и Таиланде.

Между тем, сильнейшие демократии мира бездействуют. США были главной силой, которая поддерживала революции в 1980-х и 1990-х. В 2011 году Барак Обама отреагировал на протесты в Египте, заявив, что диктатор Хосни Мубарак должен уйти.

А президент Дональд Трамп, наоборот, более лоялен к диктаторам, чем к их оппонентам. Он открыто поддерживал автократических правителей в Египте, Саудовской Аравии, Турции и на Филиппинах. Хотя американское влияние в этих странах могло бы быть очень важным. Трамп услужлив в отношениях с Путиным и порой хвалит лидера Китая Си Цзиньпина.

Когда белорусы и таиландцы выходили на улицы Минска и Бангкока, Трамп молчал. Если Джо Байден станет президентом, он, скорее всего, молчать не будет. Но этого не хватит, чтобы восстановить «народную силу». Впрочем, по крайней мере будущие противостояния против диктатуры будут проходить в более равных условиях.

Сообщалось, что бывшие страны СССР охватывает огонь протестов, следующий — Казахстан. Кроме этого, Михаил Горбачев рассказал, кто виноват в развале СССР.

Ранее СМИ писали, что Раджеп Тайип Эрдоган Эрдоган «стал большим Путиным чем сам Путин».

СМИ сообщали о том, что Иран вступает в игру в Нагорном Карабахе.

Стало известно, что Иран подозревают в желании переделить зоны влияния в регионе. Кроме этого, СМИ сообщали, что война в Нагорном Карабахе — кошмар для Ирана.

Ранее мы писали о том, что Турция мешает президенту РФ Владимиру Путину создать «зоны влияния» в Нагорном Карабахе.

Напомним, что СМИ писали, что Нагорный Карабах — генеральная репетиция войны между большими странами.

ТЭГИ:
comments powered by HyperComments