Еще раз про Шалтая –Болтая

…Во мраке ночи сияют тель-авивские фонари. «Город без перерыва» притих. Или просто такой момент. ..

Высотка с надписью «Бейт-Элиягу». Роскошная квартира, из тех, что подтверждают статус  и современный минималитстический и дорого стоящий вкус. Молодая женщина у окна. Что-то грозное на нее наплывает, скользит шелк халатика. На лице ужас.  Женщину убивают. Падает окровавленный нож.  Мы смотрим  спектакль,  все эти  картины мелькают на экране. Экран тяжело давит на декорацию. На сцене двигаются стены-ширмы, отделяя сегодня от вчера, полицейский участок от жилищ героев, реальность от  ирреальных видений. Премьера на сцене «Гешера», «Повторное расследование».    Пьеса Узи Вайля и Лиада Шохама. Режиссер Амир И. Вольф.

…Люди  на сцене словно сжаты стенами.  Изображением на экране.  Сплющенное пространство – как прокрустово ложе, оно ограничено , размаха не получится. Следователь (его играет Дорон Тавори)  ведет свое последнее  дело. Его привычная жизнь на этом закончится, будет тишина, пустота, пенсия. Он расследует дело об убийстве.Запутанное, странное. Сам следователь давно,  в результате трагедии потерял дочь , и она является ему бессонными ночами. И ведет  с ним беседы. Бывшая жена звонит из-за границы. Мысли, душевная боль не дают спать. Следователь, этот израильский гибрид Мегрэ и Морса, неухожен и скромен, обаятелен, у него цепкий ум, он честный, такой аутсайдер и моральный победитель в одном лице.  Как английский Морс. Как французский Каин. У него  неуемная тяга покарать  преступников и защитить хороших людей. Тех, кого еще можно защитить.  Жертва в данном  деле – Майя, из той самой высотки в центре Тель-Авива. В нее были влюблены   два брата, один – удачливый  бизнесмен, второй –невезучий актер. С бизнесменом  Майя жила, собиралась  за него замуж, иногда ссорилась (глубинных причин нам не сообщают), имела интимные отношения с его  братом-актером, которому  старший помогал материально. Но старший от младшего никаких теплых чувств не заслужил… Младший (статист по жизни, профессии, статист в любви)  и убил Майю. Весь детективный пласт  скроен так,  что у нас возникают и остаются сомнения. Идет с нами до самого конца. Следователь заподозрил и актера ,   и  его брата-бизнесмена, и все же посадил младшего,   нашел веские аргументы, суд вынес приговор.

Вроде виновный  посажен в тюрьму, будет ему наука… А  потом  актер потребовал к себе следователя опять,   рассказал детали, которые  вроде  поначалу не были учтены, и  (о, Fortuna velut luna…) – братья поменялись местами. Торжествующий  братишка-лицедей, переигравший всех,   остался с мамой, которая его явно всегда любила и жалела больше . чем старшего. Его признание ,циничное, жесткое, разбило ей сердце.  Старший, недавно горделивый и  уверенный в себе, стал заключенным. Причем – будучи невиновным в убийстве. Пьеса представляет собой вполне  легитимный материал для воплощения на сцене.   Выстроенный по законам жанра. Спектакль короткий – многим это нравится. Чуть  банальный, лихо закрученный  сюжет. Есть интрига,  есть этот вечный сакраментальный вопрос «кто убийца», есть конфликт. Есть печаль (вызывающие сочувствие образы). И саркастично- безжалостная дилемма «богатые –бедные», причем бедные тут не белые и пушистые.   Если бы убрать видео…меньше двигать стены-ширмы…  Диалоги в большей степени искусственно-многозначительны, чем глубоки. Режиссуры вроде бы и нет. Она не заметна.  Михаил Краменко решил сценографию просто и функционально.   Актеры  хороши.  Дорон Тавори  привычно- нервический, вдохновляюще- печальный,  в его душе всегда полночь.  Мики Леон – мужественный, брутальный, элегантный. Гилад Клеттер –органичен, загадочен,  его герой   мимикрически- лицемерный, его театральный дар – горький дар  многократно униженного индивидуалиста, аутсайдера.Мать — Фира Кантер, точная, исключительно цельная актерская работа, она проходит путь от слепоты к постижению, к прозрению, поднимается на горестную материнскую Голгофу за несколько  сцен, остается в памяти громким аккордом, трагичной историей  родительской беды. Истина – дама в маске.  Одни ошибки на карнавале легко не заметить,  другие   смещают  в мире центр справедливости.  Закрепляют победу  злых сил.

Детектив обречен на массовую популярность.  Пожалуй.  Дальше  — каждый для себя решает сам. Ведь соревноваться с прекрасными телесериалами трудно, да и не стоит.  «Повторное расследование» в «Гешере» — спектакль, отличный от других . Это не комплимент, это его суть. «Шалтай-Болтай сиделд на стене,  Шалтай-Болтай свалился во сне . Сам  свалился –или столкнули?

Инна Шейхатович

ТЭГИ:

Новости по теме

Загрузка...