Пиар на памяти

Мне казалось, что тема уже закрыта, по крайней мере на какое-то время. Но нет. Люди всё пишут и говорят.

Главная тема возмущения – огорчение журналистки и члена общественного Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Е. М. Меркачевой. Специализирующаяся на положении заключённых в России, она возмутилась и обиделась, что делегация из России, на церемонии в Освенциме была посажена не в первом ряду, в помещении, бывшем в те года газовой камерой.

За восемьдесят лет до того, как в Брянске родилась обидчивая журналистка, в Вене родился Игнац Майбаум, ставший в последствии, по очереди, австро-венгерским офицером, немецким и английским реформистским рабаем, учеником Франца Розенцвейга. Так вот, в своей книге «Лик Б-га после Освенцима» Майбаум писал, что Освенцим – это гигантское распятие, Голгофа современного человечества в виде газовой камеры.

Видимо захотелось журналистке «Московского комсомольца» первой взойти на Голгофу. Увы …

Если бы не было так грустно, а вернее печально, то было бы смешно.

Второе, что вызывает справедливое возмущение многих – «благодарность евреев Красной Армии за освобождение Освенцима». Как можно благодарить самого себя? Ведь евреи, так же как и грузины, русские, украинцы и т. д., были частью этой самой Красной Армии. Которая не освободила Освенцим, а освобождая Польшу от немецких войск, заняла оставленный противником лагерь. Кстати командиром батальона, вошедшего в Освенцим, был Анатолий Шапиро. А специально лагеря никто не освобождал, никто не бомбил подъездных путей и не взрывал их на протяжении всего периода Уничтожения. И в этом один из уроков Катастрофы – Миру на нас плевать. Если не хуже.

Зеев Вагнер

ТЭГИ:

Новости по теме

Загрузка...