cursor

Бог в Иерусалиме

cursor Все новости, Мнения 0 Comments

«Бог пришел в обычный дом и сказал….». Звучит, как начало анекдота. Именно такую ситуацию описала Анат Гов, драматург, сценарист, принципиальная и очень яркая, в своей пьесе «О, Господи!».

Новый спектакль по этой пьесе журналисты поехали смотреть в Иерусалим, в театр «Хан». Синее гладкое небо Вечной столицы  благославляло вещие камни, белый каменный театр, на фронтоне которого сейчас огромная афиша, изображающая актера Арье Чернера в роли Бога. Сидящего на облаках. Символично   и эффектно.

Публика в Иерусалиме особая. Она  словно взешивает все увиденное на своих весах, на весах тысячелетий. И вообще в этом городе все особенное, ведь на планете больше нет городов, подобных Иерусалиму.  Ночь, прошитая янтарем фонарей,  укутала город, «Хан» зазвучал словами, которые сочинила Анат Гов. Сцена с нарядным садиком за стеклом и простой мебелью ожила. Бог встал на пороге…

Пьеса Анат Гов уже ставилась.  Мне нравился спектакль в «Камерном», он вышел, когда Анат Гов была жива, и смеялась, и шутила, и очень интересно и живо отвечала на вопросы. Тогда играли Йоси Полак и Шири Голан.  Чудо и драма театра — в его неповторимости и невозможности сохранить впечатление, дыхание. Было – ушло. Пленка передает только факт, а дух, душа уходят без остатка. И вот – «Хан»,  «О, Господи!» в постановке хорошего актера Эреза Шафрира.  В ролях Арье Чернер  и Оделия Море-Маталон. Бог пришел в обычный дом. Точнее, не совсем обычный. В дом психолога Элы. Эла растит сына – аутиста, она вроде и верит в Бога – и не верит  в него. Она никогда ни о чем не просила Всевышнего. И все же ощущала его в себе, Не убила ребенка, не покончила с собой. Живет, работает. Надеется на то, что ее сын когда- нибудь все же скажет «мама» или какое – то другое, любое, не важно какое  слово.  Она умеет находить свет. К ней Бог и пришел, когда ощутил, что его силы ослабели, он смертельно устал, у него нет ответов на собственные вопросы.

Диалог  остроумно выстроен. Есть интресные мысли, есть авторская позиция. Арье Чернер – актер которого всегда удовольствие видеть на сцене и экране. Его харизма, густой изумительный баритон, его внутренняя наполненность и благоговейное отношение к профессии привлекают, очаровывают. Человеческая скромность, несуетность – его личный творческий знак.

Бог в его исполнении – личность смятенная, этот Бог гордый, нежный, думающий. Люди ставят его в тупик. Люди – его головная боль и бессонница. Он не знает ответов, он ждет помощи от той, которая живет так непросто, нервно,  пряча за улыбкой личную жизнь, трагедию  и отчаяние. Оделия Море-Маталон играет женщину умную, страдающую от одиночества и ударов судьбы. Ей не до кокетства, не до светских бесед. В принципе, эта история с визитом Бога может быть прочитана, как ее, Элы, ночное  видение, ее сон, продолжение длящегося всю жизнь разговора с невидимым собеседником. В какой-то момент  она обнимает его, кладет его  руки на свои плечи.т в мире становится тихо-тихо. Будто все звуки откелючили по маневению волшебной палочки. Нам всем необходим друг, а как его назвать – Бог, психоаналитик, френд на Фейсбуке – не столь важно.   Эла ведет разговор с Богом. Реальным, театральным, вымышленным – не имеет значения. Мы его слышим – и это интересно. Эрез Шафрир  решает  спектакль так, как решает  хороший актер свою роль. Знает, что выигрышно. На чем сделать акцент. У него нет концептуальго, обобщающего подхода к пьесе. Временами теряется темпоритм, временами театр просто комикует. Глубины нет, ее не удается найти. Тема «Бог и женщина», которая так интересовала драматурга Анат Гов, не раскрыта никак. Текст пьесы, стиль , образ, созданный Арье Чернером, вполне любопытны.

Стоит ли смотреть? Разумеется! ВЫ видели афишу ? Бог с лицом Арье Чернера смотрит со стены. Посмотрите- это небесполезно.

Инна Шейхатович

ТЭГИ: