cursor

На пути к миру

cursor Все новости, Мнения 0 Comments

smi--oslo-seychas-schitaetsya-rugatelstvom-v-izraile

Пьеса Дж.Т.Роджерса «Осло», получившая в 2017-ом «Тони», главную театральную премию США как лучшая театральная пьеса года, пришла в Израиль.

Ее возникновение на нашей сцене логично и естественно Более того – иначе быть не могло. Потому что это все про нас. Про нашу трагедию. Нашу боль. Наш крутой маршрут. Пьеса рассказывает про то,  как готовилось соглашение, подписанное на лужайке перед Белым домом. Как два идеалиста, муж и жена, норвежские дипломаты совершили невероятное, чтобы посадить представителей двух враждующих сторон за стол для беседы.

Жюри, присудившее в Америке   премию этому театральному рассказу про «искусство дипломатии», отметило значимость пьесы   так: она «показала изматывающий процесс палестино-израильских переговоров в легкой и увлекательной форме». «Изматывающий» — да. Но надо быть по меньшей мере циником, человеком с вывихнутым чувством юмора, чтобы  найти в этом сочинении нечто «легкое». Она про огромные усилия по прекращению кровопролития. Она наивная. В ней есть демагогия и гуманизм. И – юмор.   И – безусловная театральность. И материал для актерских работ.  Увлекательная? Да, если правильно понимать, что  это не просто пьеса, это фантазия- документ про событие, расколовшее израильское общество,  оплаченное жертвами, повлекшее  волну террора и  вызвавшее  яростные споры. Странно и интересно смотреть про закулисье исторического театра. И видеть, как мучительно дается  противникам простое рукопожатье…

«Осло» — на сцене театра «Бейт-Лесин».  Пьеса Дж.Т.Роджерса, перевод Авишая Мильштейна, режиссер Илан Ронен.

Терье и Мона – дипломаты, супружеская пара, они живут  в Норвегии, мечтают о лучшем мире, говоря словами плаката – о мире во всем мире. Они любят и уважают друг друга. Умеют выслушать другую, отличную от своей точку зрения.   Из соображений человечности ( и немного, конечно, руководствуясь  своей амбициозностью) они хотят примирить израильтян и палестинцев. И организуют тайные встречи двух профессоров Хайфского университета и двух представителей ООП… Эти собеседники ничего не могут решить¸ они ищут нормальный тон разговора.  Ругаются, кричат, мирятся, едят вафли, изготовленные по старинному норвежскому рецепту, хвалят, опять ругаются.

Мона и Турье часами  ждут за дверями.  Они рискуют.  Другие люди потом  докладывают Пересу, и Арафату, и Клинтону. В спектакле появляются Йоси Бейлин, Яир Гиршфельд, адвокат Йоэль Зингер, а в финале – и Шимон Перес. Все  исторические персонажи хорошо знакомы  публике¸ мы – маленькая страна… Русскоговорящим гражданам  эти  имена (кроме Бейлина и Переса) говорят мало. Но им понятно, что речь идет о ситуациях и личностях, сыгравших  свою роль на исторической сцене.

Автор не подводит итог. Он просто рассказывает. В пьесе ничего не завершено,   никто не выиграл.  Знак вопроса повисает над выходящими из театра зрителями. Кто- то роняет: «левый спектакль». Кто-то молчит, когда его спрашивают, понравилось ли. Потому что ответить трудно. Диалоги в пьесе остроумные. Что и дало американскому жюри ощущение легкости, некой несерьезности. Лимор Голдштейн  сыграла Мону, женщину обаятельную, толерантную, но с острым чувством собственного достоинства, тактичную. Она  словно  символизирует  прогрессивную, образованную Европу. У актрисы эта роль получилась. Ее муж Терье — Лирон Баранес. Он помогает, окружает жену теплом, он единомышленник, элегантный и прекрасно  воспитанный.  Хорош – как всегда – Хай Маор, многоликий,  темпераментный, достоверный. И Илан Дар  (он играет и профессора, и Шимона Переса).  И Гасан Абас, его герой, Абу-Ала,   хитрый, упрямый (он знает, за что торговаться), не без обаяния.

Исторических  персон актеры играют немного карикатурно, совсем чуть–чуть, но зал это понимает. Особых режиссерских изысков нет, да и очень похож этот  спектакль на тот, который был поставлен на сцене «Линкольн- центра».  Лаконичная декорация, документальные кадры и фото (сценография  и   видео Нива  Манора),   вполне органичная музыкальная тема (Альберт Шварц) в театре «Бейт-Лесин» создают  нужную атмосферу. Эффект присутствия, настроение ожидания.

Это театр – и судить и пьесу, и постановку следует по законам театра. «Осло» идет почти два часа без антракта (какой антракт  у истории?).  Это к вопросу, что любит наша публика. А она предпочитает покороче…

Идите в театр «Бейт-Лесин». Посмотрите  на историю, которая случилась (так или иначе, похоже, совсем по-другому…)  двадцать пять лет назад. На пути к миру, или – на пути в никуда…

Инна Шейхатович

ТЭГИ: