cursor

Он остался в Иерусалиме

cursor Все новости, Мнения 0 Comments

Похоронили Валеру Коренблита. Похороны были такими же «нестандартными», как и жизнь, и смерть Валеры.

Он был очень нестандартным. И внешне, и внутренне, и всей своей жизнью. Среди нас много оригиналов, но таких …, таких практически нет. Знал его почти полвека. И не знал ….

Он был очень добрым, заботливым, много чего видевшим и желающим рассказать об этом. А нам, тем кто любил его, было некогда слушать.

Как художник, а он себя мыслил только художником, он не был профессионалом. Профессионалом в том смысле, что не имел специального образования. А что, все кончили Суриковское или Репинку – Шагалы и Рубенсы? Но тот, кто помнит его работы «дояпонского» периода, подтвердят – в них было то, что делало их узнаваемыми. А посмотрите на его портреты последних двадцати лет. Они добрые.

Он был очень еврейским. Он любил свой народ, свою страну. Критиковал (а кто не критикует?), но и любил.

И долгие годы, будучи сверх общительным, страдал от одиночества.

Умер он в одном святом городе, похоронили – в другом. Я не могу сказать, что Иерусалим без узнаваемой издалека фигуры Валеры станет другим. Нет. Иерусалим остался Иерусалимом. Но нам будет не хватать нашего чудаковатого друга.

Зеев Вагнер

ТЭГИ: