«Племена пустыни обязательно победят»

Эли Авидар, известный израильский арабист и дипломат, сообщил на прошлой неделе о том, что решил пойти в политику. Он будет баллотироваться в кнессет в составе партийного списка партии «Наш дом Израиль».

У него за плечами и дипломатическая карьера – он возглавлял израильскую миссию в Катаре тот недолгий период, когда между нашими странами были почти дипломатические отношения. У него за плечами карьера в бизнесе – он был гендиректором алмазной биржи в Рамат-Гане, а также возглавлял израильско-африканскую торговую палату. «12 лет я был дипломатом, потом 12 лет в бизнесе. Теперь решил попробовать свои силы в политике, это новая страница в моей жизни», — говорит он.

— Почему партия НДИ?

— Для меня это был самый естественный выбор. Первое – это чувство собственного достоинства, международного престижа и нашего статуса на Ближнем Востоке. На Ближнем Востоке важное значение имеет «кавод», чувство собственного достоинства. Иногда оно становится важнее многих других вещей. Поэтому когда Израиль решает какие-то проблемы за счет своего достоинства, то он приносит в жертву свои стратегические интересы. Только НДИ это понимает. Второе – это алия. Я сам был в Израиле репатриантом. Мои родители привезли меня в Израиль 4-летним ребенком, сразу после Шестидневной войны. Алия многократно спасала Израиль. В 1950-е годы это была алия из арабских стран. В начале 1990-х – алия из бывшего СССР, которая дала колоссальный толчок израильской науке и экономике. Благодаря алие из бывшего СССР, которая привезла с собой огромные знания, был рожден израильский хайтек, и мы превратились в одну из самых передовых стран в области технологий. Эта алия привела к появлению партии НДИ, которая оставила свой отпечаток в израильской истории. Благодаря НДИ миллион и 200 тысяч репатриантов из бывшего СССР почувствовали себя частью этой страны».

— Вы имеете в виду «стеклянный потолок»?

— Именно. Посмотрите все израильские правительства. Какие министерские посты мог занимать  человек, не родившийся в Израиле? Новый репатриант. Из Европы, из арабской страны, не важно. Даже давно приехавший в Израиль. Или министр абсорбции, или министр полиции. На все остальные посты могли претендовать лишь представители израильского истеблишмента. А репатрианту давали для галочки малозначимое министерство, чтобы он не мешался под ногами. Партия НДИ проломила этот потолок, и, как я уже сказал, дала возможность миллиону и 200 тысячам репатриантов почувствовать себя хозяевами этой страны, равноправными гражданами. Сегодня это единственная партия в израильской политике, которая понимает важность алии для Израиля. Более того, она сумеет привести еще полмиллиона олим в ближайшие годы. И быстро их интегрировать, без бюрократии и бараков на периферии, как было во времена алии из стран Востока».

— Вы много лет близки с председателем НДИ Авигдором Либерманом, видимо, это тоже повлияло на ваше решение?

— Безусловно. Я очень ценю Авигдора Либермана. Он относится к той категории политиков, которых во всех странах называют «лидерами». И не важно, сколько у него мандатов. Он настоящий лидер. Он не держится за мягкое кресло, если это не сочетается с его принципами. Многие у нас согласились бы даже станцевать балет, лишь бы стать министром обороны. Он ушел без тени сомнения. Я сопровождаю его уже 10 лет, и могу сообщить по секрету, что никто из израильских политиков не провел столько встреч с лидерами арабского мира, сколько провел Либерман. Все главы правительств, министры иностранных дел и министры обороны вместе взятые за последние 10 лет не встречались столько раз с лидерами арабских стран, сколько встречался он. Впрочем, ему не понравится, что я об этом рассказываю, он вообще умеет хранить тайну. За это его уважают даже наши враги. И хотят встретиться именно с ним. Потому что если он дал слово, что встреча останется в тайне, то так оно и будет. Он знает, что такое «кавод». Это сильно контрастирует со многими нашими политиками, которые сразу несутся к прессе, чтобы похвастаться: вот, дескать, я говорил с арабами. Идет волна публикаций, они пиарятся, но встречи на этом прекращаются. Потому что арабские политики боятся высвечивать какие-либо контакты с Израилем. А возьмите африканские страны. Я был 4 года президентом израильско-африканской торговой палаты, я сопровождал Либермана в ходе его поездки по Африке. Вы бы видели, как его там принимали! Министр иностранных дел примчалась на встречу с высокой температурой, у нее была лихорадка. Она еле стояла на ногах, а все ее официальные речи зачитывал по бумажке ее секретарь. Но она сопровождала Либермана все два дня его визита. Она повторяла, что не хочет пропустить ни одного его слова. После нашего отъезда ее на «скорой» забрали в больницу. Либермана с восторгом принимали и в Руанде, и в Эфиопии, и в Кот-д’Ивуаре. Лидерство – это такое качество, которое чувствуют все люди, независимо от их культуры, происхождения или языка. Лидер – это универсальное качество».

— Насколько ваше видение Ближнего Востока, в частности, вашего Форума за умный Ближний Восток, повлияли на внешнеполитическую доктрину Авигдора Либермана?

— Я думаю, что мой вклад очень скромный. Он встречался со мною, как и с множеством других советников и специалистов. Мы сходимся по одному очень существенному пункту. Палестинцы давно держат весь арабский мир в заложниках. Это очень ярко проявилось во время «арабской весны», когда лидеры арабского мира поняли, что их враг не Израиль, а Иран, «Братья-мусульмане», ХАМАС и «Хизбалла», их враг исламистская Турция. А Израиль скорее союзник. Поэтому они намного более открыты для контактов. Кстати, к этому пониманию пришел не только Либерман, многие придерживаются этой концепции и в Израиле, и за его пределами».

— Буквально на днях должна быть опубликована «сделка века», которую нам и палестинцам готовит команда Трампа. Будет ли она, на ваш взгляд, базироваться на концепции мирного урегулирования не с палестинцами, а со всем арабским миром?

— Мне трудно предсказать, что будет в этой сделке. Пока не увидим – не узнаем. Что бы там ни было, это не смертельно. Я вообще не люблю эти разговоры, что палестинцы несговорчивы. Это не так. Просто еще в 2008 году они решили, что не хотят никаких переговоров и договоров с Израилем, и взяли курс на делигитимацию Израиля. Именно поэтому все нынешние палестинские лидеры не пригодны для мирного процесса. Когда-то нам казалось, что больше, чем Барак предложил Арафату, предложить невозможно. Но мы ошибались, потому что в 2008 году Ольмерт предложил Абу-Мазену больше. И что сделал Абу-Мазен? Сбежал в Рамаллу. Постыдно сбежал, поджав хвост. Потому что его реальной целью никогда не был мир с Израилем и создание палестинского государства. Именно поэтому мы сегодня придерживаемся этой концепции, что договариваться нужно не с Абу-Мазеном, а со всем арабским миром. Нужно дать им свободу экономического развития, убрать препятствия для бизнеса, исправить их систему образования, чтобы она не занималась подстрекательствами против евреев и воспеванием террора».

— Вы работали главой израильской миссии в Катаре. Вы действительно считаете, что такое возможно?

— В 2011 году я издал книгу о терроре. Там я описал встречу, которая состоялась в свое время в Катаре, я там присутствовал, между министром иностранных дел этой страны и бывшим министром иностранных дел Израиля Шломо Бен-Ами. Катарец спросил у левого Бен-Ами: вы готовы отдать так много, что вы хотите взамен? «Окончание конфликта», — без заминки ответил Бен-Ами. «Никто вам этого не даст. Мы можем дать вам перемирие. Долгое. Скажем, на 50 лет, — сказал катарец. – Но потом будет новый конфликт». Мы слишком плохо понимаем их ментальность, поэтому политики, которые обещают нам волшебный мир на Ближнем Востоке, занимаются продажей иллюзий. Наверное, поэтому они давно сидят в оппозиции. Эхуд Барак был самым провальным премьер-министром в истории Израиля. Даже двух лет не продержался. Вторая «принцесса мирного процесса» — Ципи Ливни, была министром иностранных дел, метила на пост главы правительства. Посмотрите, где она сегодня. Все это обречено на провал».

— Что вы думаете по поводу Газы и ситуации на юге Израиля?

— У меня только одно определение – катастрофа. Которая еще и закладывает основу для будущей, еще большей катастрофы. Террористическая организация, которую наша армия может военным путем победить за несколько дней, ставит нас на колени. Мы умоляем их о перемирии после 500 ракет, которые были запущены по нашей территории! Мы готовы платить им протекшн, чтобы они сидели тихо, и поставлять им бензин, гуманитарную помощь и другие товары на миллиарды шекелей. Что это за политика? Вы бы на месте ХАМАСа сидели тихо? Конечно нет. Каждая наша уступка воодушевляет их на большее. Либерман абсолютно прав, это правительство было правым только на словах. А Беннет большой герой, только когда он выходит к микрофонам. Трусливый кабинет подорвал стратегические интересы Израиля. Имея армию – одну из самых сильных в мире — мы показываем Ближнему Востоку, как мы слабы. Враги понимают, что мы уже устали. И это не просто сравнение, у него есть теоретическая база…

— Интересно, какая?

— В XIV веке жил арабский философ, историк и социальный мыслитель Ибн-Хальдун. Его считают одним из основателей политологии, наряду с Макиавелли. Его книга очень актуальна по сей день. Он писал, что человеческое общество делится на две категории – горожане и племена пустыни. Горожане богаты, спокойны, они гедонисты, их интересуют развлечения и удовольствия. Племена пустыни привыкли к жизни в суровых условиях, они умеют бороться за выживание и готовы нести жертвы. Города заняты распрями и интригами, а племена пустыни понимают, что их успех в единении. Хальдун утверждал, что в конечном итоге племена пустыни обязательно победят жителей города, которые «устали» стоять на вахте и быть бдительными. Израиль тоже когда-то был племенем пустыни, которое объединилось против врагов и преуспело перед лицом многих арабских армий. Но сегодня мы давно уже превратились в беспечных горожан. И мы «устали» быть начеку. Мы умоляем ХАМАС о перемирии после 500 ракет по нашим тылам. Мы готовы к тому, что дети в Сдероте годами спят в бомбоубежищах под звуки сирены. Вот поэтому я решил пойти в политику и считаю нынешние выборы стратегическими. Они определят, в какую сторону пойдет Израиль. В сторону беспечных и охочих до удовольствий горожан, либо в сторону племен пустыни, которые готовы сплотиться во имя общей цели».

ТЭГИ:
Загрузка...