Война Судного дня — победа духа над стратегическим провалом

Война Судного дня, 40-ю годовщину которой мы отмечаем в эти дни, это важная и болезненная глава в истории Израиля и с военной точки зрения и с политической. Это была труднейшая война, в которой участвовало Государство Израиль, но это также величайшая и славная победа: мы сломили ход действий вопреки духу, царившему тогда в генеральном штабе. Война застигла врасплох Израиль и ЦАХАЛ, который не был готов с оперативной точки зрения. Сложно описать на сколько это было неожиданно. Помню как меня и моих друзей вызвали на исходе субботы на базу спецназа десанта 12 часов до начала войны лишь для того, чтоб «быть наготове». Опция общего призыва резервистов вовсе не возникала в мыслях.

Один из первых шагов, которые я сделал сразу после вступления в должность 16-го начальника генштаба ЦАХАЛа, было прочтение протоколов комиссии Аграната. Вывод был единогласным – Война Судного дня был величайшим провалом разведки, среди прочего и из-за того что вся система сбора информации разведки ЦАХАЛа  не была доступна командованию армии и лидеров Израиля. По моему мнению, Израиль мог предотвратить эту войну и с другими стартовыми данными победить в ней в течении считанных дней.

Расследование хода войны приводит также к выводу касательно греха гордыни. Легкая, стремительная и однозначная победа в Шестидневной войне создала ореол, который с годами не поблек. Это привело к пренебрежению противником в те дни, а со временем это ощущение лишь усилилось, а враг готовился к войне в то время когда ЦАХАЛь находился в расслабленном состоянии. Вместе с ощущением, которое исходило от командования ЦАХАЛа, которое демонстрировало политическому уровню что «они могут поддеть кого угодно», образовалась проблематичная действительность в подготовке ЦАХАЛА к важнейшей проверке – победа в широкомасштабной войне. Если не готовиться к широкомасштабной войне  — не будет полного эффекта от мощи.

Два основных стратегических вопроса стояли тогда на повестке дня – политический и военный. Политический вопрос касался урегулирования с Саадатом в случае, если Израиль вернет всю территорию Синая. Всезнающие и высокомерные лидеры единогласно постановили что: «Нам важнее Шарем а-Шейх без мира, чем мир без Шарем а-Шейха». Эта фраза врезалась в коллективную память и в память семей, потерявших своих близких. Я и мои друзья были готовы отдать жизни за однозначное решение политического руководства. Но затем грянула война, за которую мы заплатили страшную цену.  Глядя на ситуацию с высока прошедших лет, можно было достичь соглашения с египтянами и предотвратить Войну Судного дня.

Военным вопросом тех лет являлась опция нанесения превентивного удара, чтоб достичь перевеса и избежать потерь. Эта опция поднималась начальником генштаба в те годы Давидом (Дадо) Элазар, который по моему мнению был одним из лучших начальников генштаба в истории ЦАХАЛа. Дадо предложил политическому руководству нанести превентивный удар. В момент истины он на посту главы генштаба вел себя взвешено, осмыслено и смело. Правительство и министр обороны не позволили провести операцию, так как хотели быть уверены, что мы на самом деле находимся в преддверии войны и чтоб США и страны мира стали на нашу сторону и получить «легитимацию воевать». В итоге, когда прозвучала сирена тревоги в 14:00 в Йом-Кипур и когда вне всяких сомнений стало ясно, что началась война , превентивный удар потерял свой потенциал и эффективность, что могло предоставить быструю победу.

В итоге, победа в Войне судного дня была победа духа. Когда народ Израиля был призван стать в строй из-за критической ситуации, он призвался с боевым духом и самопожертвованием. Благодаря тому духу мы победили в те дни. Это самое мощное оружие.

Мы обязаны учиться на ошибках прошлого, чтоб не повторять их в будущем. Касательно военного вопроса, когда речь идет о навязанных нам войнах и этому есть подтверждения, мы прежде всего обязаны сделать все, что в наших силах ради Государства Израиль.

Вместе с тем, политическое руководство обязано проверить все альтернативные войне возможности. В этом ошиблось руководство в те дни, не посчитав возможным сесть за стол переговоров с Египтом, самым большим противником Израиля в то время. В конечном итоге мы подписали мирный договор и вернули Синайский полуостров взамен за мир. Мирный договор является стратегическим достижением Государства Израиль. В следствии его подписания ЦАХАЛ сократил свою численность в соответствии новых условий, а бюджет ранее переводимый на оборону был направлен на образование, здравоохранение, социальное обеспечение и прочее.

Рука Израиля всегда должна быть протянута для мира, но за ней всегда должна быть военная мощь, чтоб не было повадно нас проверять на крепость. 

 

ТЭГИ:
Загрузка...