Забор ничего не решит

Бурная реакция на расистскую «реплику мимоходом» в отношении миллионной общины репатриантов из СНГ в гнуснопрославленной статье Гидеона Леви в «Хаарец» (на которую отреагировали, пожалуй, все, кроме лидеров израильских леволиберальных партий и юридического советника правительства) слегка затушевала в преддверии Нового года центральную тему дискуссии, а именно – что делать с несколькими десятками тысяч нелегальных мигрантов, обживающих Южный Тель-Авив и постепенно, под воздействием обычных криминальных факторов (готовности работодателей нанимать нелегалов и готовности квартировладельцев сдавать им жилплощадь) просачивающихся в другие города страны.

Израильские правозащитные и другие левые организации, требующие предоставить нелегалам законный статус и право на работу, получили в последние дни отличный козырь. Самое молодое государство на планете, «демократическая» республика Южный Судан, куда совсем недавно добровольно отправлялись сотни и тысячи тель-авивских нелегалов, оказалась на грани гражданской войны после неудачной попытки переворота. «Проклятия Африки» избежать трудно. Ни религиозные, ни политические различия не спасают от главной проблемы – превосходства клановых и племенных интересов и лояльностей над «общенациональными» интересами в странах со случайными границами, странах, не прошедших по традиционному пути становления национальных государств.

Разумеется, по логике правозащитников и их политических союзников в левых партиях, урок Южного Судана прост и понятен – неважно, откуда пришли нелегалы, неважно, какова была их мотивация, депортировать их обратно туда, где их жизни явно угрожает опасность, нельзя. Как обычно у израильских левых либералов, за этой гуманитарной реторикой скрывается и вполне циничная политическая логика. В случае, если нелегалам будут предоставлены сначала право на работу, а затем, по логике вещей – и права гражданства, они обеспечат неплохое электоральное подспорье партиям, чуждым идее Израиля как еврейского государства. Так это уже происходит в Европе, где мусульманские мигранты стабильно пополняют ряды социал-демократического электората, активно влияя на все более истерический антиизраильский тон европейских «красных» и «розовых».

То, что нелегалам будет, наверное, хуже в Судане и Эритрее, чем в «тюрьме открытого режима» на Юге Израиля – это бесспорно. Что не бесспорно – это тезис правозащитников о том, что Израиль каким-то образом несет ответственность за решение гуманитарного кризиса, масштабы которого охватывают сегодня больше половины африканского континента.

Иллюзия эта поддерживается еще и потому, что, несмотря на явное противоречие национальным интересам, официальный Иерусалим никак не может решиться объявить о выходе Израиля из устаревшей Конвенции о статусе беженцев. Документ, принятый в 1951 году по следам Второй мировой войны и раскола Европы на идеологические лагеря, не предусматривал ситуации, в которой миллионы африканцев и арабов будут готовы на что угодно – включая вполне реальный риск гибели в море – чтобы спастись не от геноцида, а от гражданских войн, разрухи, нищеты и голода.

Конвенция о статусе беженцев – это не католический брак. Ее 44-я статья дает каждому государству, подписавшему ее, право денонсировать конвенцию, предупредив об  этом за год. Видимо, опасаясь негативной реакции либеральной общественности, израильское правительство даже говорить об этом не хочет, а на вопросы граждан – почему десятки тысяч мигрантов все еще здесь? – дается невразумительный ответ о «международных обязательствах».

Немалая доля ответственности лежит и на премьер-министре Биньямине Нетаниягу, который при каждом удобном случае рассказывает, как проблема нелегалов была «решена» после строительства забора на границе с Египтом. В ответ правозащитники успешно используют этот же самый тезис в собственной пропаганде – если опасности новых инфильтрантов не существует, Государство Израиль не погибнет от натурализации нескольких десятков тысяч несчастных.

На самом же деле пограничный забор – это не тотем, отпугивающий нелегалов самим своим существованием. Под него можно подкопаться (и такие случаи уже были), его нужно охранять (но от патрулей на границе все еще не требуют открывать огонь по нарушителям), и самое главное – он эффективен только до тех пор, пока потенциальные мигранты слышат из Израиля не очень приятные новости о том, что им не дают работать, что их свободу передвижения ограничивают, и что шансов на натурализацию у них нет.

Как только Израиль отступит от своей нынешней жесткой политики ограничений прав мигрантов, и уж тем более, как только они получат здесь право на работу, ни один забор не устоит перед напором десятков, а может быть и сотен тысяч соискателей «убежища» среди глупых евреев. Тогда-то мы и окажемся на пороге настоящей гуманитарной катастрофы, когда нам придется для защиты еврейского характера Израиля применять такие меры, которые повлекут за собой вполне заслуженный гнев мирового сообщества.

ТЭГИ:
Загрузка...