Эксперты назвали последствия войны в Нагорном Карабахе

нагорный карабах фото

Участники онлайн-дискуссии, организованной Германским обществом по изучению Восточной Европы, сделали первые выводы о возможных последствиях завершившейся войны в Нагорном Карабахе.

Война в Нагорном Карабахе продолжалась 1,5 месяца, а анализ ее геополитических последствий может, похоже, растянуться на месяцы, если не на годы. Во всяком случае участникам онлайн-дискуссии, организованной Германским обществом по изучению Восточной Европы (Deutsche Gesellschaft für Osteuropa Kunde, DGO) не хватило отведенного часа, чтобы обсудить все аспекты военного конфликта, завершившегося прекращением огня и введением в регион российских миротворческих сил. Об этом пишет dw.com/ru.

В дискуссии участвовали профессор Азербайджанской дипакадемии Азер Бабаев, находящийся сейчас в Гессенском Фонде исследований проблем мира и конфликтов во Франкфурте-на-Майне; Гюнтер Бехлер, швейцарский дипломат и бывший спецпредставитель ОБСЕ по Южному Кавказу, а также Ричард Гирагосян, аналитик и основатель Центра региональных исследований в Ереване.

Война в Карабахе — поражение мультилатерализма 

По мнению Гюнтера Бехлера, армяно-азербайджанский военный конфликт ознаменовал поражение международного права, мультилатерализма и попыток разрешения конфликтов дипломатическими способами. Руководство России, в свою очередь, по выражению Бехлера, «фантастически» использовало предоставившийся шанс для укрепления своих позиций в регионе, и в результате обе стороны конфликта получили то, чего меньше всего хотели — миротворческие войска России.

В свою очередь, ЕС, по мнению швейцарского дипломата, рискует в очередной раз «потерять» Южный Кавказ. В Армении, указал он, после поражения в войне за Карабах под ударом оказался «демократический эксперимент» — правительство Пашиняна, пришедшее к власти в результате мирных протестов в 2018 году.

При этом, Грузия переживает очередное внутриполитическое обострение после парламентских выборов, которые прошли 31 октября. Что же касается Азербайджана, там, по словам Бехлера, уже установлен авторитарный режим. Бывший спецпредставитель ОБСЕ в регионе считает, что, в отличие от России, ни ЕС, ни США не готовы играть в регионе более заметную роль.

Бехлер признался, что во время своей работы на должности спецпосланника ОБСЕ в 2016-2018 годах «даже представить себе не мог», что дело дойдет до военных действий. Он уверен, что этой «совершенно ненужной войны» можно было бы избежать, если бы переговорный процесс оставался в рамках Минской группы ОБСЕ.

Соглашение с далеко идущими последствиями не только для Армении и Азербайджана

Гюнтер Бехлер отметил крайнюю важность прекращения огня и размещения российских миротворцев вдоль линии соприкосновения в Карабахе. И в то же время он обратил внимание на то, что вопрос легитимизации размещения российских миротворцев в регионе с точки зрения международного права открыт — неясно, например, будет ли принята резолюция Совета Безопасности ООН или резолюция ОБСЕ об отправке российского миротворческого контингента в зону конфликта.

Открыт также и вопрос о том, будет ли продолжена работа по обсуждению будущего статуса Нагорного Карабаха в рамках Минской группы ОБСЕ. Как выразился дипломат, бои прекратились, но открытых вопросов стало больше, чем их было до начала войны. Изначала сдержанную реакцию российских властей на боевых действия в Карабахе Бехлер расценил как часть умысла, направленного на обострение ситуации до такой степени, которая бы позволила «сильному соседу» вмешаться в конфликт и навязать свою волю обеим сторонам.

Швейцарский дипломат не сомневается, что подписанное в ночь на 10 ноября соглашение о прекращении огня будет иметь далеко идущие последствия не только для Армении и Азербайджана, но и для Турции — в том числе и из-за согласованного сторонами транспортного коридора между Нахичеванью и Азербайджаном, который позволит турецким экспортерам отправлять свои товары в сторону Китая более коротким путем, минуя Грузию.

Конфликт за Нагорный Карабах и роль Турции

По мнению Азера Бабаева, изменение геополитического контекста карабахского противостояния и существенное усиление позиций Турции в регионе — ключевой аспект конфликта. Он считает, что минский формат ОБСЕ «мертв» и что Россия в компании с Турцией в поисках решений региональных конфликтов взаимодействуют напрямую. И тем не менее, несмотря на всю эйфорию от военной победы, царящей на родине, Бабаев признал, что цена этой победы — российские войска, которые, по сути, взяли под контроль Нагорный Карабах.

Ричард Гирагосян также обратил внимание на опасность, нависшую над правительством Никола Пашиняна. «Демократическая весна под угрозой», считает Гирагосян, добавляя, что «это не удивительно». Ведь правительство Пашиняна пришло к власти в Армении в ходе массовых уличных протестов два года назад.

«В России подобную демократию рассматривают как угрозу путинской модели правления», — пояснил эксперт.

Он полагает, что военное поражение в Карабахе привело к тому, что реформы и демократия в Армении оказались под вопросом, а у Кремля появились дополнительные рычаги воздействия на правительство в Ереване.

Армянского политолога, среди прочего, беспокоит вопрос долгосрочных последствий пребывания российских войск в стране: «Обычно если они куда-то приходят, то стараются не уходить». Он считает, что Россия получила шанс на «беспрецедентное» военное присутствие в регионе.

«У нас не было другого выбора, кроме как принять навязанное Россией соглашение о прекращении огня», — убежден Ричард Гирагосян.

Еще больше его беспокоит прецедент, созданный Азербайджаном: после случившегося может сложиться впечатление, что подобные конфликты можно урегулировать не с помощью дипломатии, а военным путем.

Гирагосян, как и Блехер, критически оценил роль ЕС в карабахском конфликте и посетовал на «оглушительную тишину со стороны мирового сообщества» вместо поддержки Армении в противостоянии с Азербайджаном.

«Но это вовсе не значит, что мы отвернемся от демократии и европейской модели. Потому что российские ценности коррупции и авторитаризма имеют больше общего с Азербайджаном, а не с Арменией», — отметил Гирагосян.

Ранее сообщалось, что мирное соглашение для Нагорного Карабаха — триумф для Турции. Кроме этого, война в Нагорном Карабахе приближается к точке невозврата.

Накануне СМИ опубликовали новую карту Нагорного Карабаха.

Напомним, что война в Нагорном Карабахе приостановлена, однако ряд экспертов считает, что война в Карабахе еще не закончилась.

ТЭГИ:
comments powered by HyperComments