Европейцы не доверяют вакцине от коронавируса — The Economist

вакцина эпидемия коронавируса израиль фото

«Антивакцинаторы» могут серьезно навредить борьбе с COVID-19.

Когда компании Pfizer и BioNTech объявили о своей вакцине от COVID-19, политики со всей Европы активизировались, чтобы получить наибольшее количество доз вакцин для своего населения. Немецкие политики напомнили людям, что BioNTech была основана двумя немцами турецкого происхождения. Бельгийцы быстро отметили, что вакцина производится в Бельгии. Представители ЕС попытались объединить усилия, чтобы скупить достаточно запасов вакцины. Великобритания стала первой страной, которая быстро одобрила препарат. Однако среди удивительно большого количества европейцев вместо облегчения и надежды на завершение пандемии после вакцинации, появилась другая эмоция: недоверие к вакцине, пишет журнал The Economist, пишет ZN.UA.

Несмотря на скрупулезные тесты, которые показывают, что вакцина безопасна, многие сомневаются в этом. Каждый третий француз считает, что вакцины в целом опасны — это самый высокий показатель для любой страны, согласно опросам британской организации Wellcome Trust. 46% французов заявляют, что откажутся от вакцины против COVID-19, когда ее предложат, согласно опросу Ipsos Mori. И Франция не одна такая страна.

В Италии, которая является третьей по величине экономикой ЕС, политическая партия «Движение пяти звезд» завоевала власть отчасти благодаря упорному недоверию к вакцине. Подобное недоверие к вакцинации касается не только Западной Европы. Более 40% людей в Польше и Венгрии заявляют, что откажутся от вакцины против COVID-19, если ее предложат. Почему Европа стала такой «недоверчивой»?

Недоверие к вакцине существует так же долго, как и сама вакцинация. Сегодня люди в Facebook, которые обмениваются теориями о том, что Билл Гейтс хочет установить чипы для отслеживания всех людей, являются наследниками памфлетов XIX века, которые предполагали, что у людей вырастут рога, если они сделают прививки. Европа всегда была недоверчивой.

Что изменилось, так это мотивация. В 18-19 веках подобное предубеждение часто было религиозным, болезнь приписывалась Божьей воле, утверждает историк из Университета Бургундии Лоран-Анри Виньо.

Сейчас это касается политики. Джонатан Кеннеди из Лондонского университета королевы Мэри предполагает, что существует взаимосвязь между сомнениями относительно вакцин и голосованием за популистские партии. Оба движения касаются страха. Как популисты, так и антивакцинаторы разделяют способность превратить ядро ​​истины в широкий обман.

Иммиграция изменила Европу, но это не значит, что она вызвала все проблемы континента, ка считают популисты. Так же есть много вопросов касательно этики некоторых фармацевтических компаний, но это не значит, что эти компании хотят вселить чип в человеческий мозг. В основе популистов и ативакцинаторов лежит тот самый рефлекс: недоверие к экспертам и учреждениям. Европа все чаще становится недоверчивым континентом, где умы людей наполнены поиском врагов, преимущественно иллюзорных. Вакцины стали одним из таких врагов.

Политики считают, что вакцинация должна шагать осторожно. Быстрое одобрение британского регулятора стало ожидаемым, ведь многие британцы были заинтересованы вакциной еще до того, как кампания здравоохранения начала прививки. Швейцарские регуляторные органы применили более осторожный подход, пытаясь устранить беспокойство тех, кто сомневается в вакцине. Министр здравоохранения Германии Йенс Шпан заявил, что ничто не имеет более важного значения, чем уверенность в вакцине.

Однако, те, кто лучше знает Францию, предполагают, что люди будут стоять в очереди за вакциной, когда она появится. Одно дело — отказаться от вакцины, пока президент Эмманюэль Макрон прославляет ее достоинства. Совсем другое — отклонить предложение семейного врача. Действия не всегда соответствуют словам, особенно во Франции, где граждане часто ставят галочку в «наиболее пессимистическом окне» в опросах о правительстве.

Однако, подобным образом, могут активизироваться и антивакцинаторские настроения. При этом, страх перед пандемией и перспектива остановить ее могут «вернуть людей в чувство».

Несмотря на распространенное недоверие к вакцинам, в ближайшие месяцы дефицит предложения, а не дефицит спроса, станет самой большой проблемой для правительств, которые организовывают вакцинацию, считает писатель Джонатан Берман. Подобные тенденции активно распространяются, когда люди теряют доверие к своим лидерам. Поэтому самым эффективным средством против антивакцинации является плавное развертывание программы прививок против коронавируса. Когда власть хорошо делает свою работу, популистам и сторонникам теории заговора остается мало пространства для маневра, резюмирует журнал.

Напомним, 30 января ВОЗ признала коронавирус проблемой мирового масштаба. Позже власти ЕС запустили инновационную программу Горизонт-2020 для исследования коронавируса.

Остановить коронавирус COID-19 в Европейском союзе невозможно, о чем заявила глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен.

Автор материала:
Тали Малкина
ТЭГИ:
comments powered by HyperComments