“Гаарец”: израильская судебная система не знает, что делать с явлением шейминга

levamelamid Все новости, Пресса 7 Comments

izrailskogo-grazhdanina-obvinyayut-v-nezakonnom-poluchenii-grazhdanstva-rph

Автор газеты “Гаарец”, доктор Рони Розенберг, эксперт по уголовному праву Тель-Авивского университета, убежден, что юридической системе придется выработать механизм преодоления явления, носящего название “шейминг”.

Речь идет о публичном обвинении человека в недоказанных в судебном порядке правонарушениях и распространении этой информации через социальные сети и традиционные СМИ. Необходимость разработать юридические механизмы, дающие ответ на подобного рода явления, встает особенно остро в связи с мощной волной выдвинутых в адрес известных людей обвинений  в сексуальных домогательствах и других преступлениях на этой почве, якобы совершенных много лет назад.

Процесс обнародования историй о сексуальных домогательствах набирает обороты, и, по-видимому, это будет продолжаться еще долго. Известные журналистки и представительницы СМИ публикуют истории о не менее известных мужчинах – журналистах, продюсерах, телеведущих, политиках. Что же мы обнаружили, задается вопросом автор статьи в “Гаарец”,  в связи с этой волной шейминга, направленного против известных персон, которые, по утверждению тех, кто обнародовал данную информацию, несут вину за сексуальные домогательства или сексуальную агрессию?

Следует отметить, подчеркивает Рони Розенберг, что по сути шейминг уже является наказанием, даже если подобный вид наказания не соответствует букве закона. Речь идет о наказании, которое приводит к тяжелой социальной стигматизации, к серьезному экономическому ущербу, а порой  к ущербу душевному и физическому. Шейминг также может причинить серьезный урон свободе того, против кого он направлен. В определенных случаях человек теряет работу и вынужден вести затворнический образ жизни до тех пор, пока не улягутся страсти. Кроме того, шейминг причиняет вред и страдания не только объекту кампании, но и его близким.

Можно, разумеется, утверждать, что объект шейминга должен винить самого себя за то, что он якобы совершил. Однако в данном случае речь идет о непропорциональном наказании, а пропорциональное наказание явлется базовым принципом уголовного права. Можно вспомнить относительно недавнюю историю мужчины, покончившего жизнь самоубийством после утверждений женщины, обвинившей его в расистском отношении к ней.

Кроме того принятие и легитимация культуры шейминга может привести к ситуации, при которой целенаправленные кампании, позорящие и клеймящие людей, действовавших без злого умысла (и что еще страшнее – просто невиновных людей), станут нормой. В государстве, где существует верховенство закона, преступлениями на сексуальной почве (как и всеми прочими правонарушениями) должны заниматься правоохранительные органы и судебная система, а не СМИ и участники социальных сетей. Только так можно предотвратить судилище толпы, суд линча.

Тем не менее, нельзя не отметить, пишет Рони Розенберг, что явление шейминга обнажает серьезные структурные сложности уголовного процесса. Очень часто этот процесс ведется чрезвычайно длительное время. Если пострадавшая (или пострадавший) все-таки решила подать жалобу против домогавшегося, выяснение обстоятельство займет очень много времени, порой годы, до тех пор, пока не будет принято решение выдвигать или не выдвигать обвинительное заключение. Кроме того, чтобы обвинить подозреваемого, следует предъявить веские доказательства, не вызывающие ни малейших сомнений.

Преступления на сексуальной почве почти всегда совершаются вдали от посторонних глаз. Поэтому многие дела закрываются за отсутствием улик. Но даже если дело поступило в суд, сам судебный процесс весьма травматичен для пострадавших. Некоторые называют такие процессы “повторным изнасилованием”.

С помощью шейминга можно обойти все эти круги ада. В ситуации, когда обвинительницам не нужно предъявлять улики, имеющие силу в суде, они просто рассказывают свою историю и немедленно наказывают того, кто причинил им ущерб. Посредством шейминга обязанность доказывать свою невиновность переходит к тому, кого обвиняют. Он, разумеется, может подать иск против клеветы, но вряд ли сделает это.

Таким образом, заключает Рони Розенберг, явление шейминга ставит перед израильской юридической системой сложную задачу —  предотвратить описанное Гоббсом состояние общества, лишенного общественного договора, в котором ведется война всех против всех.

Рони Розенберг, “Гаарец”, 19.11.2017

ТЭГИ: