“Маарив”: как нужно расследовать уголовное дело Арье Дери?

reshat-vopros-ob-otkritii-magazinov-v-subbotu-budet-deri

Бывший полковник полиции Меир Гильбоа, расследовавший в начале 90-х годов первое уголовное дело министра внутренних дел Арье Дери, высказывает на страницах газеты “Маарив” свои соображения по поводу расследования нынешних подозрений в адрес лидера партии ШАС.

Я нес ответственность за следствие по делу Арье Дери в начале 90-х годов, — вспоминает Меир  Гильбоа. — Это началось с критики тогдашнего государственного контролера Мирьям Бен-Порат, касавшейся перевода денег из МВД через органы местного самоуправления в учреждения, связанные с партией ШАС и другими ультраортодоксальными движениями. Это дело было передано в полицию из канцелярии юридического советника правительства. В ходе следствия мы получили огромное количество информации, которая позволяла предположить, что речь идет о крупных взятках и мошенничестве. Было заведено уголовное дело. Остальное – история».

Стратегия подобных расследований, в ходе которых скапливается большое количество информации, — отмечает Меир Гильбоа, — заключается в точности первоначальных проверок. Цель этих проверок отобрать те истории и аспекты расследуемого дела, которые не только являются наиболее серьезными, но которые также позволяют собрать наибольшее число улик. Так было сделано в 90-е годы, и поэтому расследование принесло успех.  Со временем появились новые серьезные подозрения, которые также были расследованы. Именно они привели к выдвижению обвинительных заключений против депутатов кнессета Яира Леви и Рафаэля Пинхаси. Все это было обнаружено в разгар следствия по делу Арье Дери. Однако был ряд более мелких подозрений, которых мы решили не касаться. Следователи собирали подробную информацию и изучали поведение подследственного. Речь шла о человеке, наделенном огромными полномочиями, имевшем большое влияние, обладавшем незаурядным политическим даром. Все это он, к сожалению, использовал в неприглядных целях.

Дери хранил молчание на протяжении двух с половиной лет. И лишь затем решил, что он намерен сотрудничать со следствием. Его вызывали на допрос 50 раз, каждый из них продолжался несколько часов. В итоге он был осужден и приговорен к заключению. Его версия была не слишком убедительной, и суд не принял ее. Как будет продвигаться нынешнее следствие, покажет время, — заключает Меир Гильбоа.

Меир Гильбоа, “Маарив”, 01.06.2017

ТЭГИ:
Загрузка...