NRG: почему Авода больше никогда не получит власть?

Политический обозреватель 2-го телеканала Амит Сегаль анализирует в своей статье на портале NRG причины политических неудач партии Авода, которая на протяжении длительного периода не в состоянии составить альтернативу правящим партиям.

На прошлой неделе отмечалась сороковая годовщина этапного события в израильской политике, вошедшего в историю под названием “Переворот 1977 года”. В 1977 году к власти впервые пришла партия Ликуд, возглавляемая Менахемом Бегиным. Однако дата прихода к власти правых сил совпадает с еще одной датой, напоминает Сегаль: 18 лет назад партия Авода в последний раз пришла к власти, победив на выборах Ликуд под руководством Эхуда Барака. С тех пор политическое движение, стоявшее у истоков государства, преследуют неудачи: в 2001 году Авода потерпела поражение на выборах в кнессет; в 2003-м – была разгромлена; в 2006-м – не смогла одержать победу; в 2009-м – разлетелась на куски; в 2013 – не оправдала ожиданий; в 2015-м – потерпела неудачу на финише.

По всем признакам, отмечает Сегаль, и следующие выборы не приведут Аводу к власти. Об этом свидетельствуют опросы общественного мнения. Об этом свидетельствует демография. Об этом свидетельствует и длинный, утомительный список кандидатов на пост председателя партии. Имена претендентов – девять оттенков серого. И все же есть нечто новое. Обычно все претенденты на пост лидера движения торжественно обещают вернуть власть. Амир Перец обещает вернуть голоса избирателей, живущих в периферийных районах страны. Ави Габай обещает привлечь на сторону Аводы новые группы населения. И только один кандидат  обещает нечто совершенно иное. Нынешний председатель Ицхак Герцог начал свою кампанию по переизбранию на занимаемый пост с общей фотографии сонма политиков, включая самого себя  –  Эхуд Барак, Габи Ашкенази, Ципи Ливни, Яир Лапид, Моше Кахлон и Моше Яалон. “Что вы думаете о правительстве, в котором заседают эти люди?” — спрашивает Бужи Герцог. Посыл Герцога ясен:  он первый лидер партии, который открыто заявляет, что не претендует на пост премьер-министра. Один из основных партнеров в правительстве – да. Глава правительства – скорее всего нет.

Если Герцог выиграет праймериз, это будет своеобразный политический “камин-аут”: Авода смирилась с кардинальными изменениями в израильской политике последних лет и тем фактом, что ей не гарантировано первое место в центристском блоке. Это означает то, что Авода готова признать и тот факт, что два единственных серьезных достижения на выборах в последние два десятилетия были добыты благодаря объединению в общий блог с другими силами  (“Единый Израиль” в 1999 году и “Сионистский лагерь” в 2015-м). Вполне возможно, подчеркивает Амит Сегаль, что речь идет о довольно разумной стратегии.  Торжественное провозглашение стремления прийти к власти любой ценой — в качестве главной цели участия в выборах – приносило Аводе больше вреда, чем пользы. Снижение популярности Шели Яхимович в предвыборных опросах в 2013 году началось после того, как она заявила о намерении сместить Нетаниягу, а также после ряда политических заявлений, отдаливших от нее ШАС. С Амиром Перецом подобное произошло в 2006 году, когда вместо мощного социального “месседжа” он сосредоточил усилия на традиционном обещании занять пост премьер-министра.

Амит Сегаль, NRG, 21.05.2017

ТЭГИ:
Загрузка...