Почему власти стран выбирают ошибочные стратегии борьбы с пандемией — The Economist

Правительства должны тщательно обдумывать свои решения по борьбе с COVID-19.

Похоже, что в ближайшее время пандемия коронавируса не собирается отступать. Количество инфицированных продолжает расти во всем мире. В течение следующих нескольких дней количество зафиксированных смертей от COVID-19 может превысить миллион. С момента начала пандемии, девять месяцев назад, еженедельные случаи, зарегистрированные Всемирной организацией здравоохранения, росли очень медленно, но совсем скоро коронавирус стал неконтролируемым, пишет журнал The Economist.

Больше всего от коронавируса страдают развивающиеся страны. Индия регистрирует более 90 тысяч случаев в день.

И даже некоторые мощные европейские страны, которые считали, что взяли болезнь под контроль, сейчас ведут борьбу со второй волной пандемии.

В Америке официальное число погибших на этой неделе превысило 200 тысяч, а количество больных неуклонно растет по всем штатам.

Примерно один процент выживших, получили хронические проблемы со здоровьем. А в менее развитых странах ситуацию осложняет еще бедность и голод.

К еще большей нагрузке на системы здравоохранения приведет сезонный грипп. Статистика на самом деле пугает, но она содержит как положительные, так и отрицательные моменты.

Разработка процесса лечения коронавируса делает болезнь менее смертоносной.

В начале второй волны пандемии люди уже имеют некоторые инструменты борьбы с болезнью.

Но, COVID-19 все еще не собирается отступать, а многие правительства подводят своих граждан, выбирая ошибочные стратегии сдерживания пандемии.

COVID-19 будет оставаться угрозой течение месяцев, а, возможно, и лет. Власть должна это учитывать.

Страны начали увеличивать масштабы проведения тестирования на коронавирус, увеличение диагностированных случаев в Европе отражает реальность.

Общее количество подтвержденных случаев болезни существенно упало с пика, который составил более 5 млн в день в мае.

Однако, именно дополнительное тестирование является одной из причин, почему уровень смертности от заболевания, кажется, падает.

При этом, падение смертности также отражает и медицинский прогресс. Сейчас врачи понимают, что другие органы, кроме легких, такие как сердце и почки, находятся в зоне риска и научились проводить симптоматическое лечение.

В британских отделениях интенсивной терапии 90% пациентов находились на аппаратах искусственной вентиляции легких в начале пандемии, в июне таких больных было всего 30%.

Некоторые препараты, включая дексаметазон, уменьшают количество смертей у тяжелобольных на 20-30%. Летальные случаи в Европе сейчас на 90% ниже, чем весной, хотя этот разрыв уменьшится, когда болезнь снова начнет активнее распространяться среди наиболее уязвимой части населения.

Однако, стоит ожидать и прогресс. Антитела, которые нейтрализуют вирус, могут быть доступны уже до конца года. Вакцины также на стадии разработки.

Однако в лучшем из всех возможных вариантов, пандемия будет оставаться частью повседневной жизни человечества до 2021 года.

Даже если появится вакцина, трудно спрогнозировать, будет ли она полностью эффективной. Ее действие может быть временным, или слишком слабым для пожилых людей, иммунная система которых более уязвима.

Для того, чтобы большинство людей смогло пройти вакцинацию, также понадобится много времени. Вероятно, будут споры о том, кто получит вакцину первым.

Но даже при наличии миллионов доз вакцины, не все люди готовы вакцинироваться. Опросы, которые проводились в нескольких странах, свидетельствуют о том, что четверть взрослых (включая половину россиян) отказываются от вакцинации — еще одна причина, по которой болезнь может остаться.

В ближайшем будущем борьба с COVID-19 будет оставаться испытанием. И эта борьба будет предусматривать дальнейшее тестирование и отслеживание болезни, социальное дистанцирование и открытую коммуникацию с правительством.

Но власти большинства стран все еще «неправильно понимают коронавирус» и некорректно оценивают масштабы катастрофы.

При этом, правительства государств вновь столкнулись с серьезной дилеммой: ввести жесткий карантин, чтобы предотвратить распространение болезни, или «оставить жизнь людей открытым», чтобы не пострадала экономика.

Одни поддерживают стратегию Щвеции в борьбе с COVID-19, которая не вводила карантин. Другие ориентируются на Новую Зеландию, которая ввела локдаун, чтобы спасти жизни людей.

При этом, разные стратегии действуют в разных странах по-своему.

Правительства должны определить компромиссы, которые имеют наибольший экономический и социальный смысл. Ношение масок должно быть обязательным. Открытие школ, а не баров, должно быть приоритетом.

Когда COVID-19 только начинал распространяться по миру, правительства стран запаниковали и «нажали на аварийный тормоз». Однако, во время второй волны у них уже нет оправданий. Отныне власть должна тщательно обдумывать свои решения.

Слишком спеша вернуться к «нормальной жизни», Испания потерпела неудачу. Британия не может обеспечить надлежащее проведение тестирования на наличие коронавируса. Американские центры по контролю и профилактике заболеваний, когда-то уважаемые в мире страдают от ошибок, плохого руководства и противоречивых решений президента. Пандемия все еще продолжается. Со временем, она утихнет, но сейчас власть обязана держать ситуацию под контролем, резюмирует журнал.

Ранее мы писали о том, что в Оксфорде проходят испытания вакцины против коронавируса на людях. Также Германия начинает испытывать вакцину против COVID-19 на людях. В США испытания вакцины на людях началось еще в марте.

Напомним, 30 января ВОЗ признала коронавирус проблемой мирового масштаба. Позже власти ЕС запустили инновационную программу Горизонт-2020 для исследования коронавируса.

Остановить коронавирус COVID-19 в Европейском союзе невозможно, о чем заявила глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен.

ТЭГИ:
comments powered by HyperComments