cursor

Музыка про житейское море

cursor Все новости, Мнения 0 Comments

«Симон Бокканегра», опера Джузеппе Верди. Заключительный аккорд израильского оперного сезона.

Премьера  выпала на дни  тревоги, волнений, противостояния, — эфиопская община потребовала уважения к своим правам — и страна стояла в пробках.

Опера Верди  — мрачная, в ней очень много слитых воедино трагедий, хотя она и заканчивается свадьбой.  Иногда  Это творение Верди прошло много сложных маршрутов, всегда недооценивалось,   и  явно не относится к операм  – любимицам.  Хотя, казалось  бы, этот политический триллер с музыкой  великого итальянца обречен на успех. Сюжет , герои – из полной тайн,  инттриг, страстей пьесы Антонио Гарсиа Гутьерреса,  которую перерабатывали маститый профи  разных  либретто Франческо Пьяве и талантливый композитор Арриго Бойто (автор оперы  «Мефистофель» и либреттист  опер Верди  «Отелло» и «Фальстаф» …).

Ненависть, любовь, воздаяние, обретенная ценой потерь и потрясений истина. Все вроде из самого притягательного набора.  И  опера очень современно звучит-  при любых костюмах, любых режиссерских  изысках, и всегда можно воскликнуть: ну вот, как это знакомо!  Все партии  выписаны так, что без серьезного актерского дарования их невозможно исполнить, ничего не выйдет.  И еще в ней море удачных музыкальных страниц — дивные хоры, изумительный секстет первого действия, драматичная  и пафосная сцена Амелии и Симона, предсметная ария  и трогательный, эмоционально выверенный монолог  Симона, ария Фиеско…

Из всех  произведений Джузеппе  Верди именно «Симон  Бокканегра» ближе всего к его личной истории, некоторым критикам и биографам композитора опера кажется исповедью, уж очень многое совпадает:  смерть любимой жены  и ребенка, одиночество, непрекращающаяся работа. Израильский спектакль  создан английским режиссером Давидом Паунтни (первый раз на тель-авивской сцене этот «Симон Бокканегра»  был показан  в 2003году).

…Оркестр под управлением маэстро Джулиано Карелла играет глубокую черно- синюю воду вступления. Короткого, как всплеск волны. Наверное , именно это видение – крепость на берегу моря, волны бьются о камни-  и определило главную интонацию, главный образ  спектакля.  На сцене – морская Генуя. Середина XIV века.  Сценограф  Ральф  Колтаи  представил  нам и дворец  дожа,  и дом Фиеско лаконично,   намеком:   две стены, одну  темная, с вертикальной трещиной, вторая  с туманным узором, напоминающим игрой линий то ли карту, то ли гобелен.  Стены вращаются, то скрывая, то выявляя поступки героев, там , в глубине их – зеркало.Или вода.  А в сцене Амелии и ее возлюбленного  Габриэле Адорно (там еще такая девушка-куколка высоко подвешена, она на трапеции, покрыта зеленым шелковым шарфом,  который потом станет кусочком зеленого шелка в руках Паоло,  злобного итригана, которого пожирает страсть к Амелии) сцену заливает рассветное сияние неба и моря . Симон Бокканегра («черноротый», так это прозвище переводится),  бывший пират, избавил город от набегов чужих морских разбойников. Уже давно он любит Марию, дочь аристократа Якопо Фиеско. За заслуги перед земляками Симона  прочат в дожи. Он бы и не шел, он не создан для политики  – но с этой должностью  возникает слабая надежда стать ровней для любимой. Ведь плод их любви, маленькая Мария,  растет в каком-то тайном доме, у моря,  а дож мог бы зажить нормально  со своей семьей.  Он  принимает обязанности дожа, но Мария умерла,  их дочка пропала – и грустный, неулыбчивый глава генуэзской республики живет  отныне только заботой о городе и воспоминаниями.  Паоло, ювелир, знатный горожанин, который много сделал, чтобы Симон стал дожем,  хочет в жены сироту, красавицу Амелию. И просит ,нет,требует, чтобы дож своим авторитетом сосватал ему девушку. Но Амелия уже встретила своего единственного, свою любовь навеки. Это Габриэле, аристократ, ненавидящий дожа. В истории  учавствует еще переодетый монахом, взявший себе другое имя (он теперь Андреа)  Фиеско. Волны музыки несут нас,  хор —  это горожане, они идут, куда их ведут, шумят, машут кулаками, то требуют убить  дожа, то кричат «да здравствует!» — то есть себя как всякая толпа.  Звучание нашего хора здесь изысканное и ровное. Оно чутко и слаженно придает плотности, красочности рассказу о любви и интригах. Интриги бьются о стену дворца дожа. Паоло унижен, он организовывает  похищение девушки, ее выручает влюленный Габриэле. Смятение.  Дож осуждает Паоло. Дож уже знает,что Амелия —  его пропавшая дочка, его Мария.

Потом будет его Паоло, месть. И кубок с ядом. И Андреа вдруг окажется Фиеско, И  они примирятся, отец Марии (Амелии) и ее упрямый дед. И Симон перед смертью передаст  титул и город  зятю, Габриэле…

Оркестр и хор – главные герои этого спектакля. Оркестр тут мягкий, полетный, в кульминационных сценах  мощный и ровный. Он соавтор, сказитель. Даже художник. Море и  холод камней, теплый свет неба, которое не устает плыть, испытывать нас – все есть в этом  звучании.    Хор тоже очень хорош (хормейстер Эйтан Шмайссер), он  идет и живет истинной сложной жизнью. Он  един, но одушевлен, в нем проступают лица и характеры.

«Симон Бокканегра» — мужская опера. Четыре главных героя – мужчины,  очень разные, гордые, полнокровные. В заглавной партии  – наш хороший знакомый Йонут Паску. Симон в его исполнении страстный, темпераментный, он вполне справляется с вокалом. Да и с ролью сложного, глубоко чувсвующего человека.

Якопо Фиеско –корейский  бас Инсунг Сим. Его  голос мощный, густой, красивый,  ровный во всех регистрах. Этот Фиеско непоколебим и холоден. До тех пор,  пока он не обретает внучку. Тут Фиеско перерождается.  В этой сцене он становится тихим, нежным. Беззащитным.  Как беззащитны внезапно обретшие  счастье…

В партии Паоло Альбиани, человека, подверженного мимикрии, горячего,азартного, не прощающего обиды, импульсивного,   царит  Владимир Браун.  Этот дипломат и циник умеет быть мощным мотором,  серым кардиналом, дергать за невидимые нити, побеждать,  будучи невидимым. Его заговоры масштабны и себялюбивы. Он влюблен в Амелию – и надо видеть,надо просто наблюдать и учиться,   как он самозабвенно и трепетно, страстно  оглаживает шарф Амелии, как взрывается, узнав, что она отдана другому. А как Паоло – Браун вливает яд в графин, как застывает в позе шакала, как победно, язвительно, счастливо улыбается, в сцене с ядом Браун несет в себе какой-то рембрандтовский космос… А потом, поверженный, трагично и безвозвратно проклинает себя. Он звучит свежо, каждая фраза сделана, выверена. Владимир Браун не разделяет музыку и театр,  вокал и образ.  Для этого большого мастера в работе над ролью нет мелочей. Потому он и создает столь глубокие, человечные, пронизанные живой энергией образы.

Амелию поют в нашей опере Аурелия Флориан.  Аурелия Флориан обладает красивым голосом большого диапазона. Ключевыми сценами в спектакле становятся те, где Амелия  понимает, что Симон – ее утраченный отец. И когда она предотвращает кровопролитие. Когда нежно и скромно приникает к любимому. Эта Амелия умна. Ее чувства свежи и глубоки.  Голос выражает красоту ее души.  Наша солистка снова победила.  Пусть так и продолжается.

Оркестр договорил, рассказал все. Стены сомкнулись. Строки Петрарки ручейком влились в синее море жизни, памяти, истории.  И Симон спел благодарное и светлое прощание морю. Миру. Пожалуй, ни в одной  опере Верди нет в финале такого умиротворения, мудрости  и спокойствия.   Такой просветленной музыки.  Которая сродни морю, небу, любви человеческой.

Инна Шейхатович

ТЭГИ: